Энергетика должна быть экономной

размер шрифта: Aa | Aa
16.09.2008 17:26

Бизнес & власть: 16.09.2008 Автор: ОЛЕГ ХЕ На прошедшем в Астане III Евразийском энергетическом форуме заместитель лидера группы MVV Energie AG/IPA Consortium по проектам Европейского Союза Андрей Те рассказал о проекте Inogate.

Данный проект, реализуемый при поддержке Еврокомиссии, нацелен на создание единого энергорынка в Центральной Азии и передачу в регион европейских технологий. Сейчас, когда госорганы повышают для потребителей стоимость энергии, впору говорить об интеграции, которая априори может дать удешевление того же газа или электроэнергии. О том, насколько готовы страны региона сводить воедино свои национальные энергетические стратегии, г-н Те рассказал в интервью «&».
- Скажите, пожалуйста, когда вы разговариваете с представителями стран Центральной Азии, какие доводы приводите в пользу энергетической интеграции?
- Преимуществ единой энергосистемы в Центральной Азии несколько. Во-первых, стабильность энергоснабжения. Если в отдельно взятом районе какой-то страны возникает сбой или дефицит, то проблему легче уладить. То есть чем масштабнее система, тем менее ощутимы негативные колебания внутри нее. Во-вторых, эффективность: очень часто бывает выгоднее купить электроэнергию в соседней области или стране, чем производить самостоятельно. Экономическая эффективность в конечном счете может дать более низкий тариф для потребителя.
- Насколько готовы технические возможности для объединения стран в единый энергетический рынок?
- Энергосистема региона создавалась при Советском Союзе именно как единая энергосистема. Станции в Киргизии, допустим, должны были снабжать Ферганскую долину в Узбекистане. Точно так же все энергетические перетоки между Казахстаном и Узбекистаном были изначально запланированы, инфраструктура соответствующая есть. Возможно, какие-то подстанции необходимо модернизировать, но по большому счету технических проблем для создания физических перетоков электроэнергии между центральноазиатскими странами нет. В настоящее время существует диспетчерский центр, который создан и поддерживается правительствами всех пяти государств. В зимнее время, в пиковый сезон, когда возникает дефицит мощности в одной из пяти стран, по объединенной системе идут перетоки. Но делается это, к сожалению, на основании межправительственных соглашений, которые в каждом случае должны определить объем, цены и т.д. Мы же хотим сделать первую попытку по созданию свободного рынка, когда производитель, к примеру ГЭС в Узбекистане, может продавать электроэнергию в другой стране. Подобное есть в Европе.
- То есть Европейская комиссия, инициируя данный проект, хочет увидеть в Центральной Азии аналог того свободного рынка, который существует в Европе?
- Абсолютно верно. И этот рынок подтвердил свою целесообразность, эффективность и безопасность. Естественно, европейский опыт нужно адаптировать к условиям Центральной Азии, поскольку в силу технических и климатических условий здесь понадобятся усовершенствования.
- К чему Европе беспокоиться о том, чтобы мы жили в единой энергосистеме?
- У Европы есть заинтересованность в центральноазиатском газе. Но он может высвободиться только в условиях его эффективного использования. А эффективное использование топлива даст только интеграция рынков. То есть когда у нас не будет такого, что Узбекистан излишки своего газа расходует неэффективно из-за того, что разбалансирована региональная система. Когда здесь будет наведен порядок и заработает система энергосбережения, то высвободятся излишки газа, которые можно будет транспортировать в Европу. Технические возможности для этого есть.
- Нет только взаимопонимания между странами. На деле происходит дезинтеграция рынков: Казахстан вместо того, чтобы закупать газ в Узбекистане, собирается вложить большие деньги в строительство газопровода, который проляжет через всю его территорию, и по нему подавать топливо с запада страны на юг. Как вы оцениваете реалистичность вашего проекта, нацеленного на создание единого рынка?
- Энергетическая независимость, к которой стремится Казахстан, может быть хороша с политической точки зрения, но экономически она очень часто неоправданна. Гораздо выгоднее купить тот же газ в Узбекистане, чем разрабатывать собственные месторождения. К тому же все развитые страны стремятся к тому, чтобы не вырабатывать собственные природные ресурсы, а приберечь их для будущих поколений, покупая между тем сырье для текущих потребностей за рубежом.
Конечно, говорить сегодня о создании общего рынка рановато. Самым легким путем создания общего рынка является объединение рынков. Но их можно объединять только тогда, когда они находятся на одном уровне. Допустим, в Узбекистане закон об электроэнергии сейчас только рассматривается и в силу еще не вступил. Тогда как в Казахстане подобный закон работает уже лет пять. Естественно, поскольку работал соответствующий закон, Казахстан на эти пять лет опережает Узбекистан и Кыргызстан по уровню развитости энергетического рынка.
Объединить разные страны в том состоянии, в котором они находятся сейчас, невозможно. Их рынки нужно подтянуть к одному уровню. Причем если Узбекистан и Кыргызстан находятся в середине этого переходного процесса, то Таджикистан и Туркменистан - еще на старте. Более того, вначале наш проект был поддержан правительствами всех пяти стран региона, но после проведения первых консультаций реально одобрили проект только Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан. Таджикистан все еще рассматривает документ, а Туркменистан, который считает, что должен идти собственным путем, в итоге вежливо отказался от участия в проекте.
Так или иначе, но мы предполагаем поэтапное сближение позиций. Допустим, Узбекистан и Казахстан заключат двустороннее соглашение и объединят свои рынки. Потом к ним могут присоединиться Кыргызстан, Таджикистан и т.д. Необязательно все пять стран одновременно должны вливаться в общий рынок. На первом этапе важно доказать состоятельность проекта и заинтересовать стороны в интеграции. Усилия в этом направлении ведутся давно, и сейчас мы видим, что общее согласие есть. На наших конференциях, на которых мы собираем представителей отраслевых министерств и ведомств пяти стран, выносятся на обсуждение различные варианты интеграции, особенности азиатского рынка, необходимые изменения, которые нужно сделать в европейской модели единого рынка, чтобы адаптировать систему к условиям Центральной Азии.
- Может быть, важным связующим звеном станет центр по передаче технологий из Европы в Центральную Азию, который вы планируете создать?
- Если говорить о центре, то мы провели исследование всех стран региона и обнаружили, что есть острая потребность местных компаний в ноу-хау. Причем выявлено несколько основных направлений: новые технологии в энергетике, возобновляемые источники энергии, снижение негативного влияния энергетики на окружающую среду. Наиболее хорошие предпосылки для создания такого центра существуют именно в Казахстане. Здесь есть заинтересованность в современных технологиях как у частных, так и у государственных компаний. Не исключаю, что подобный высокий спрос на ноу-хау сложится и в других республиках Центральной Азии, и тогда деятельность центра будет распространена на регион в целом.
Литва приглашает казахстанских бизнесменов инвестировать в Клайпедский государственный морской порт. «Мы заинтересованы в казахстанских инвестициях в транспортную инфраструктуру порта, строительство логистических центров и нефтетерминалов», - рассказывает «&» Регина Склепович, руководитель отдела по связям с общественностью Министерства транспорта и коммуникаций Литвы.
По ее словам, до сих пор в Литве зарубежные компании не имели возможности инвестировать в инфраструктуру порта и владеть терминалом, поскольку местные законы ограничивали участие иностранцев в стратегических объектах страны. «Правительство недавно внесло поправки в закон о морских портах, разрешающие иностранные частные инвестиции в эти объекты. Данные поправки будут вынесены на рассмотрение в сейм (литовский парламент. - «&») нового созыва приблизительно во второй половине ноября», - рассказывает г-жа Склепович.
По ее информации, 24 сентября в Астану на выставку «Транзит-Транс Казахстан-2008» приедут вице-министр транспорта и коммуникаций Литвы, представители Клайпедского морского порта, логистических и экспедиционных компаний. Во время этого мероприятия литовская сторона намерена подробнее рассказать о потенциале сотрудничества с казахстанскими бизнесменами, предложить конкретные объекты для инвестирования, отмечает г-жа Склепович.
Литовцы намерены привлекать инвесторов в проект строительства нового морского порта, который будет принадлежать Клайпедскому порту. «Сейчас мы проектируем новый морской порт, который расположится возле входа в Клайпедский. Новый порт мы собираемся строить в открытом море на искусственном острове. Предполагается, что в нем будет два терминала: первый - по отгрузке нефтепродуктов, второй - по отгрузке сжиженного газа. По предварительным расчетам, стоимость проекта составит 630 млн. евро», - рассказывает г-н «&» Артурас Друнгилас, директор по маркетингу Клайпедского государственного морского порта, отказываясь сообщать остальные подробности проекта, находящегося на стадии разработки. Государство, по его словам, намерено построить всю инфраструктуру, а терминалы и другие портовые объекты планирует передать инвесторам. Также руководство порта ищет клиентов, которые могли бы осуществлять портовую деятельность в новом порту, резюмирует г-н Друнгилас.
 

 

PDFПечатьE-mail