Участники форума KAZENERGY отметили необходимость дальнешего повышения мер доверия между основными энергетическими субъектами Евразии

размер шрифта: Aa | Aa
08.10.2010 21:15
Панорама. 5-6 октября в Астане прошел пятый Евразийский форум Kazenergy. В этом году он был посвящен теме “Энергетическая карта Евразии: баланс рисков и новые возможности”. Учредителем форума выступила Казахстанская ассоциация предприятий нефтегазового и энергетического комплекса KAZENERGY, а аккредитованным организатором - выставочно-конференционная компания Expo-kz.
Как заметил Премьер-Министр РК Карим МАСИМОВ, данный форум организован “в период больших сомнений в сфере энергетического сектора”, “поскольку недавний кризис заставил многих в нефтегазовой промышленности подумать о новых тенденциях развития отрасли”, учитывая существенную волатильность цен, ограниченность доступа к капиталу, то, каким образом в обозримом будущем будут меняться традиционные цепи поставок энергоносителей. По словам председателя ассоциации Kazenergy Тимура КУЛИБАЕВА, в связи с этим важно осознавать, насколько динамично развивается мировой энергетический рынок: возрастает роль не только новых центров поставок источников энергии, но и новых видов - атома, сланцевого газа, энергии солнца и ветра. “Нам следует анализировать будущее энергетики нового поколения, чтобы быть не заложниками, а участниками происходящих перемен”, - заявил он.

Г-н Масимов отметил, что в настоящее время Казахстан поддерживает свою роль надежного и безопасного поставщика углеводородов мировым потребителям, обеспечивая диверсификацию экспортных поставок. Согласно данным, приведенным министром нефти и газа Сауатом МЫНБАЕВЫМ, на сегодняшний день крупными нефтеимпортерами в мире являются страны Евросоюза, на которые в 2009 году пришлось 571 млн тонн, и Китай - 200 млн тонн. Нефтеэкспортерами выступают Россия - 248 млн тонн нефти, Иран - 118 млн тонн, Ирак - 90 млн тонн, Казахстан - 68 млн тонн, Азербайджан - 44 млн тонн. Таким образом, Казахстан, как и другие страны-экспортеры этого региона, будучи нетто-экспортером нефти, находится между двумя крупнейшими рынками - Европой и Китаем. “Я уже не говорю о конкурентности и логичности поставок наших энергоресурсов в ближайшие страны-соседи - Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан. В перспективе в Пакистан”, - сказал г-н Мынбаев. Приблизительно та же конфигурация поставщиков и потребителей складывается и в отношении газа. “Таким образом, Казахстан, даже не имея выходов к морю, занимает стратегические позиции с точки зрения возможности выбора направлений поставок энергоресурсов. И, таким образом, может играть важную роль в обеспечении энергобезопасности в Евразии”, - заявил он.

По словам министра, Китай, наряду с увеличением поставок нефти и газа от евразийских соседей, наращивает объемы импорта из разных регионов по всему миру. Уже сейчас большая часть китайского импорта нефти приходится на Саудовскую Аравию, Оман, Судан, Анголу, Венесуэлу (около 50%). В Европу в последнее время все больше газа также поступает из-за пределов Евразии. В частности, российские объемы заменяются газом не только Норвегии, но и Катара (поставки LNG). Соответственно, сокращаются поставки среднеазиатского газа в Россию, поскольку территория России на сегодня - это единственно возможный путь в Европу для этого газа. Таким образом, близость центров поставок и потребления не главный аргумент для фактических поставок. Важна долгосрочность, стабильность поставок, обеспечивающая энергобезопасность, сказал он. “В связи с этим понятно стремление и поставщиков, и потребителей диверсифицировать рынки сбыта и источники поставок. Однако полагаю, что особую значимость межстрановых партнерских отношений как таковых нельзя преуменьшать. Попросту говоря, важно доверие, важно взаимоуважение интересов. Как только кто-то дает повод усомниться в надежности поставок или транзита, это неизбежно ведет к поиску альтернатив, часто дорогостоящих, которые в конечном итоге ведут лишь к удорожанию ресурсов для конечных потребителей и сокращению доходов ресурсодержателей. В итоге проигрывают все”, - отметил г-н Мынбаев.

Говоря о конкретных моментах, связанных с ролью Казахстана в обеспечении региональной энергобезопасности, он напомнил, что республика обладает подтвержденными извлекаемыми ресурсами более 5 млрд тонн нефти и свыше 3,7 трлн кубометров газа. Оценочный объем добычи нефти в 2010 году, по его данным, составит около 81 млн тонн, нетто-экспорт из которых - 68 млн тонн. При этом министр нефти и газа назвал Казахстан одним из немногих государств, пик добычи которого еще впереди.

Г-н Мынбаев привел консервативный прогноз нефтедобычи на 2018 год - 135 млн тонн: “Это означает возможность экспорта нефти из Казахстана не менее 50 лет в объеме более 100 млн тонн в год”. Он также напомнил, что в настоящее время Казахстан экспортирует свою нефть посредством системы Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), на которую в 2009 году пришлось 27,5 млн тонн, нефтепроводу Атырау - Самара - 17,5 млн тонн, в Китай - более 6 млн тонн, через морской порт Актау - 11 млн тонн, по железной дороге - 4 млн тонн, а также на Оренбургский ГПЗ в России - около 2 млн тонн. При этом, как сказал министр, по КТК уже имеется принципиальное согласие акционеров по расширению трубопровода, до конца 2010 года будет принято окончательное инвестиционное решение, а на март-апрель следующего года запланировано начало строительных работ в рамках проекта. В расширенной трубе квота Казахстана будет увеличена с 27 млн тонн до 52,5 млн тонн нефти в год. “Мы решительно продвинулись в направлении расширения КТК, что на какой-то период избавляет от поиска каких-либо альтернатив. В свою очередь могу утверждать, что Казахстан всегда и безусловно выполняет все свои транзитные обязательства перед соседями, не давая поводов для поиска альтернатив”, - заявил г-н Мынбаев.

По его словам, определенные возможности наращивания мощностей есть по всем другим действующим экспортным маршрутам. Так, к примеру, мощность казахстанско-китайского нефтепровода Атасу - Алашанькоу уже достигла 10 млн тонн в год, подписано соглашение о расширении системы до 20 млн тонн в год. Ожидается, что уже в 2011 году пропускная способность данного нефтепровода достигнет 12 млн тонн нефти в год. (Позже на пресс-конференции г-н Кулибаев назвал китайское направление “очень важным” для развития нефтетранспортных мощностей, поскольку КНР - “это один из крупнейших потребителей энергетического сырья в мире”.)

“То есть я хочу сказать, что на ближайшую перспективу мы обеспечены экспортными мощностями, - сказал г-н Мынбаев. - Другое дело 2018-2020 годы. Например, фазу II Кашагана мы привязываем к транскаспийскому направлению с выходом на трубопровод Баку - Тбилиси - Джейхан и отдельно на порты Черного моря. Эти направления уже сейчас активно прорабатываются. Я имею в виду создание совместной компании с Азербайджаном по разработке ТЭО транскаспийского маршрута. Но опять же наряду с пониманием, что диверсификация нужна, вопросы коммерческой целесообразности, а главное, понимания и ощущения, что ты желанный партнер в проекте - важны. Если это не так, то неизбежна мотивация по поиску альтернатив”, - добавил министр.

Что касается вопроса транспортировки газа, по его словам, на сегодня единственный экспортный маршрут для западноказахстанского газа пролегает через Россию. При этом у Казахстана нет прав на его транзит по российской территории. “Как вы знаете, в России действует законодательство о едином экспортном канале через “Газпром”. Мы продаем газ на границе Казахстан - Россия по согласованной ценовой формуле. Периодически ее обсуждаем и благодарны России за тот конструктивный диалог, который у нас есть в этой сфере”, - сказал г-н Мынбаев. Кроме того, путем строительства внутреннего газопровода Бейнеу - Шымкент пропускной способностью 10 млрд кубометров в год Казахстан рассчитывает присоединиться к газопроводу Туркменистан - Китай мощностью 30 млрд кубометров в год, проходящий через территорию нашей республики.

Что касается Прикаспийского газопровода, г-н Мынбаев назвал его для Казахстана прежде всего транзитным. В решающей мере его реализация зависит от договоренностей России и Туркменистана. “Мы, в свою очередь, заинтересованы в доходах от транзита и поддерживаем этот проект. Время от времени говорится о транскаспийских поставках газа. В частности, о присоединении к проекту “Набукко”. Для нас при безусловной заинтересованности в диверсификации экспортных маршрутов остается вопрос коммерческой целесообразности поставок. Так называемая net back цена от российского направления сейчас выше”, - заметил он.

В целом, говоря о “самоценности долгосрочного партнерства”, г-н Мынбаев отметил: “В 2009 году по сравнению с 2008 годом поставки газа из России в Европу сократилась на 9%. В Белоруссию, Украину - около 30%. Соответственно более чем в 2 раза сократились поставки среднеазиатского газа в Россию. Но Казахстан не сократил поставки газа в Россию. Поясню, почему для нас это имело особую ценность. Дело в том, что почти весь наш газ попутный и невозможность его реализации означает сокращение добычи жидких углеводородных фракций. А это значительно большие потери, чем просто не продажа газа. Мы помним и ценим этот партнерский шаг. Полагаю, создание Таможенного союза между Белоруссией, Россией и Казахстаном также будет способствовать дальнейшему взаимопониманию сторон и тем самым энергобезопасности всего региона”.

Позже, на пресс-конференции экс-председатель правительства Чешской Республики Мирек ТОПОЛАНЕК, комментируя вопрос, связанный с перспективами “Набукко” (в январе в ЕС ожидали его начала в 2010 году), сказал, что данный проект “имеет базовую проблему”. Она, по его мнению, в “низкой способности Евросоюза сформулировать общую энергетическую политику”. Охарактеризовав “Наббуко” как “один из потенциальных”, даже “ключевых” маршрутов транспортировки газа из Центральной Азии, г-н Тополанек сказал, что “тоже немного разочарован” отсрочкой проекта, и выразил надежду на то, что “большие игроки в ЕС смогут прийти к какому-то соглашению”.

Как считает экс-президент Польши Александр КВАСЬНЕВСКИЙ, роль Казахстана в плане поставок нефти и газа на мировые рынки в будущем будет только расти. “Инвестиции в создание транспортных трубопроводов, включая нефте- и газопроводы, очень правильное и мудрое решение. Казахстан уже сейчас является очень важным партнером для многих стран Европы. Ваша страна располагает не только нефтью и газом, Европа также заинтересована в возможности экспорта казахстанского урана. Думаю, что роль Казахстана будет усиливаться”, - сказал он.

По словам посла, главы делегации ЕС в РК Норберта ЖУСТЕНА, энергетическое сотрудничество Евросоюза и Казахстана растет в контексте подписанного в декабре 2006 года между сторонами Меморандума о взаимопонимании в сфере энергетики. “Мы можем сделать еще больше и поэтому разрабатываем новое сотрудничество. Через несколько недель состоится важнейший визит Президента Назарбаева в Брюссель. И мы все уверены, что этот визит будет плодотворным не только для развития отношений в энергосекторе, но также для укрепления наших двусторонних отношений и стратегического партнерства”, - заключил он.

Участники форума отметили необходимость дальнейшего повышения мер доверия между основными энергетическими субъектами Евразии, усиления взаимодействия по всем направлениям энергетического партнерства. Была выражена приверженность процессу расширения инвестиционных контактов, дальнейшему укреплению позиций Казахстана как ключевого игрока евразийских энергетических отношений.

(Продолжение темы, пожалуйста, в следующем номере)

Елена БУТЫРИНА,

Астана - Алматы

PDFПечатьE-mail