Казахстан обещает ответственно относиться к вопросу привлекательности инвестклимата, рассчитывая при этом на безусловное исполнение обязательств со стороны недропользователей

размер шрифта: Aa | Aa
15.10.2010 21:20

Панорама - Вопросу создания привлекательных условий для инвестирования в нефтегазовый сектор Казахстана была посвящена отдельная секция V Евразийского энергетического форума KAZENERGY, прошедшего на прошлой неделе в Астане (пожалуйста, предыдущий номер Панорамы). 

Как заявил Премьер-Министр Карим МАСИМОВ, “в перспективе Казахстан будет являться значительным источником растущего предложения нефти, не входящим в структуру ОПЕК”. “Достижение максимального производственного потенциала в стране зависит от нашей возможности привлечь новые инвестиции и, в частности, иностранные. Поэтому правительство усиленно продолжает работать над совершенствованием инвестиционного климата и содействием взаимовыгодному партнерству с частным сектором”, - подчеркнул он.

Министр нефти и газа Сауат МЫНБАЕВ в связи с этим заметил: “Наличие ресурсов хорошо, но их еще надо добыть. Гарантия своевременной добычи - это вопрос создания привлекательных условий для инвестирования в нефтегазовый сектор”. Он привел данные, в соответствии с которыми за период с 1995 по 2010 год в углеводородный сектор Казахстана было вложено почти $104 млрд иностранных и внутренних инвестиций, “и все это благодаря благоприятному инвестклимату”.

Дэниел СТАЙН, старший советник представителя по Евразийскому региону государственного департамента США, отметил, что “Казахстан в прошлом был хорошим примером успеха, достигнутого в результате международного сотрудничества в разработке энергоресурсов”. “Республика заслужила добрую репутацию именно в создании инвестиционного климата и привлечении инвесторов. Инвестиции пришли и принесли не только значительные доходы в бюджет, но также и более широкие экономические выгоды в виде трансферта технологий и обучения кадров”, - указал он. В частности, г-н Стайн привел в пример ТОО СП “Тенгизшевройл”, чей вклад в экономику Казахстана “неоценим”. Вместе с тем, добавил он, “в последние несколько месяцев нас тревожат некоторые действия, которые могут подорвать доверие к контрактам”. “Имели место обвинения или уголовные расследования... Мы понимаем, что изменяющиеся обстоятельства и другие факторы требуют внесения корректив в существующие соглашения. Но это нужно делать на добросовестной основе, то есть посредством переговоров, а не через использование каких-то других методов”, - подчеркнул представитель госдепа США.

Комментируя эту реплику, ответственный секретарь Министерства нефти и газа РК Канатбек САФИНОВ заявил, что в Казахстане инвестиционная привлекательность “в первую очередь гарантируется политикой нашего Президента”. “И мы выполняем ее, стараемся вести диалог, - добавил он. - Вы должны понимать, что ситуация в экономике постоянно изменяется”. По словам чиновника, если на заре независимости Казахстан был заинтересован “в любых инвестициях, на любых условиях, потому что нам было очень тяжело, нужны были средства на развитие, налоги, новые технологии”, то с развитием экономики власти стали смотреть на ситуацию в недропользовании по-иному. “На сегодняшнем этапе мы готовы создавать новые производства, выпускать высококонкурентную продукцию. Мы хотим видеть бюджеты компаний, особенно крупных. И готовы совместно, используя государственно-частное партнерство, создавать такие производства... Я думаю, что это лучшая международная практика, и она будет реализована”, - продолжил г-н Сафинов. По его словам, в настоящее время большинство крупных компаний в основном выполняют условия подписанных с правительством контрактов, но есть и те, которые “пришли в экономику Казахстана с целью каких-то спекулятивных действий, перепродажи, последующего использования того потенциала, который здесь имеется”. “Соответственно ...государство может трезво рассматривать любые положения и принимать соответствующие решения”, - пояснил он, подчеркнув при этом, что все шаги в отношении недропользователей принимаются “в рамках законодательства и подписанных контрактов”.

Г-н Сафинов признал, что в Казахстане “есть определенный усиленный контроль со стороны государства в сфере недропользования”. “Но наша политика - это вести диалог, это внесение изменений в контракты в части отдельных вопросов. Нам важно понимать баланс интересов. Инвесторы, которые пришли и оказали нам помощь, должны быть защищены. Мы будем непреклонно стоять на этом. И интересы инвесторов не будем нарушать, - пообещал он. - Мы гарантировали стабильность договоров, налоговый режим на весь срок действия контрактов. Но при условии наличия баланса экономических интересов”.

Г-н Мынбаев, отвечая на поставленный в своем докладе вопрос - намерено ли правительство Казахстана пересматривать контракты на недропользование, отметил: “Ответ - нет. Но при этом должны ли недропользователи-контракторы исполнять взятые на себя обязательства? Ответ очевиден. Если не исполняют, возникают спорные ситуации. В большинстве случаев мы стараемся решать их переговорным путем”.

Затрагивая волнующий недропользователей вопрос об увеличении налоговой нагрузки на добывающий сектор, министр заметил, что данный процесс не затронул стабилизированные контракты. “Для нестабилизированных, во-первых, это право государства. Во-вторых, рост налоговой нагрузки адаптирован к уровню цен на нефть, что справедливо”, - заявил он.

По поводу отмены соглашений о разделе продукции (СРП) как формы контрактов г-н Мынбаев указал, что, несмотря на то, что Закон “О соглашениях (контрактах) о разделе продукции при проведении нефтяных операций на море” утратил свою силу, ранее заключенные СРП не были отменены. “Это означает, что Казахстан не намерен заключать соглашения о разделе продукции в будущем. В чем причина? Дело в том, что СРП - это такая модель контракта, которая в определенной степени, на наш взгляд, стимулирует повышение затрат, поскольку они в любом случае и в первоочередном порядке покрываются за счет добываемой нефти да еще и с процентами, с так называемым аплифтом. Если это еще и сочетается с объективно слабым организационно-техническим контролем над проектом со стороны государственных органов и полномочного органа, то баланс интересов легко нарушается в пользу подрядчиков”, - пояснил он.

“Ясно, что вопросы будут всегда. Я лишь хотел сказать, что Казахстан будет ответственно относиться к вопросу привлекательности инвестиционного климата. При этом, рассчитывая на безусловное исполнение обязательств со стороны недропользователей”, - заключил министр.

Г-н Сафинов в свою очередь заметил, что “уголовные дела не происходят беспочвенно”. В свое время “инвесторы достаточно себя свободно чувствовали, а госорганы не реагировали на это”, однако по прошествии времени “ситуация обострилась”, стало очевидно, “что там есть нарушения законов”. “Мои рекомендации: как бы ситуация ни менялась, нужно соблюдать законы, и тогда никакие претензии, даже мнимые, не будут иметь почву. Я считаю, что если возникли какие-то претензии со стороны госорганов, значит, есть на то основания”, - заявил он.

Относительно проблем ТШО, о которых упомянул г-н Стайн, ответственный секретарь заверил, что с этой компанией “у нас есть понимание”, и “они готовы вместе с нами двигаться”.

Как отметил г-н Сафинов, “законодательство Казахстана не является какой-то догмой, оно постоянно развивается. Мы постоянно реагируем на те изменения, которые происходят в нашей экономике”. Так, он напомнил, что летом этого года был принят новый Закон “О недрах и недропользовании”, обеспечивший “четкое, рациональное распределение компетенций между госорганами”, их взаимодействие, определивший пределы государственного регулирования отрасли. В настоящее время в республике разрабатываются законопроекты “О магистральных трубопроводах” и “О газе и газоснабжении”. Недавно Президент Казахстана подписал поправки в законодательство по вопросам усиления ответственности в сфере оборота нефти и отдельных видов нефтепродуктов.

Позже, на пресс-конференции, прошедшей в рамках форума, г-н Мынбаев прокомментировал Панораме вопрос о целесообразности возобновления экспортной таможенной пошлины на нефть в условиях действия рентного налога, по сути дублирующего ЭТП. “Действительно, там есть встроенный механизм налогообложения, так называемый рентный налог, который дифференцирует доходность от поставок на экспорт и на внутренний рынок, по сути выполняя ту же функцию, что и ЭТП. Но правительство решило в небольших объемах ввести эту пошлину, - пояснил он. - Да, пусть это маленький размер, но по некоторым месторождениям он создает трудности. И для того чтобы преодолеть их, думаю, определенные коррекции могут быть внесены. Вопрос с уровнем НДПИ для полурентабельных, так называемых высоковязких месторождений может быть в законодательном виде решен. И этот вопрос сейчас правительством рассматривается”.

Министр также добавил, отвечая на вопросы других журналистов, что в Казахстане уровень ЭТП не будет унифицирован с российской пошлиной на экспорт нефти. Как известно, в нашей стране ЭТП на сырую нефть составляет $20 за тонну, а с 2011 года должна возрасти до $40. В России же ставка ЭТП на нефть с 1 сентября 2010 года повысилась с $263,8 до $273,5 за тонну.

Елена БУТЫРИНА

PDFПечатьE-mail