Статья по налогообложению недропользователей

Статья по налогообложению недропользователей
«Налогообложение недропользователей»

Почти за три десятилетия с момента обретения страной независимости экономика Казахстана вышла на качественно новый уровень развития и заметно продвинулась по пути диверсификации.

Тем не менее, центральная роль в ней по-прежнему остается за энергоресурсами, включая углеводороды, которые в обозримом будущем не утратят своих позиций.

При этом следует отметить, что в 2018 году доля топливно-энергетического комплекса в валовом внутреннем продукте страны поднялась до 23% (в 2016 году – 19%), и это было во многом связано с ростом мировых цен на нефть.
После спада в 2014 - 2016 годах, конъюнктура цен в 2017 - 2019 годах на нефть стала более благоприятной, однако в ней все же сохраняется ее нестабильность и высокая волатильность (в 2017 году - 54,8 долларов США/ баррель, в 2018 году – 71,3, в 2019 году – 64,3).

В целом же, различные агентства прогнозируют среднюю мировую цену на нефть до 2024 года около 67 долларов США / баррель.

При составлении республиканского бюджета на 2020 год мировая цена на нефть указана в размере 55 долларов США/баррель, что на 8,7% ниже уровня 2019 года, однако по данным информационного агентства REUTERS NEWS прогнозируемая цена может быть еще ниже и составляет порядка 46 долларов США/баррель, что создает риск невыполнения недропользователями инвестиционных обязательств и рабочих программ, а также уменьшения ими налоговых отчислений.

В части объемов ежегодной добычи нефти, Казахстан в 2017-2019 годы вернулся на стабильную траекторию (в 2017 году – 86,2 млн тонн, в 2018 году – 90,3 млн тонн, в 2019 году – 90,5 млн тонн) после спада, продолжавшегося три года.
При этом следует обратить внимание на то, что в стране существует сверхзависимость от функционирования трех супергигантов - ТОО «Тенгизшеройл», «Карачаганак Петролеум Оперейтинг Б.В.» и «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Б.В.».
Согласно прогнозу Министерства энергетики РК добыча нефти в Казахстане на период до 2040 года в основном будет формироваться за счет трех названных компаний. При этом с 2017 по 2019 год доля в общем объеме годовой добычи нефти в стране данных трех компаний возросла с 56% до 62%.

Остальные компании (90% всех недропользователей), осуществляющих недропользование в рамках общеустановленного налогового режима, ведут разработку месторождений, находящихся на поздних стадиях разработки с почти пятидесятилетним «стажем» и естественными тенденциями к спаду добычи.

Новых крупных открытий месторождений нефти в последние два десятилетия не было, так как отечественная геологоразведка не получила должного уровня финансовой поддержки, а запасы «легкодоступной» нефти по всему миру уже далеки от состояний «вычерпывания ведрами».

В целях стимулирования увеличения инвестиций в геологоразведку и добычу нефти, в рамках пересмотренного Налогового кодекса, вступившего в силу с 1 января 2018 года, была проведена реформа системы налогообложения недропользователей, включавшая:
1) отмену бонуса коммерческого обнаружения с 2019 года;
2) введение права на применение альтернативного налога недропользования (АНН) для месторождений:
- с глубиной 5 тыс. метров и глубже;
- морских месторождений.
При этом для выбравшего право применения АНН предусматривается отмена: платежа по возмещению исторических затрат, налога на добычу полезных ископаемых, рентного налога на экспорт и налога на сверхприбыль;
3) отнесение на вычеты расходов на разведку до начала добычи нефти и газа в другом контракте, где началась добыча (амортизация 25%). Ранее в случае неудачной разведки расходы в налогах не учитывались;
4) определение размера дохода от реализации сырого газа на внутренний рынок национальному оператору в рамках преимущественного права государства исходя из фактической цены реализации (ранее было не ниже уровня себестоимости);
5) определение размера дохода от реализации нефти на экспорт, в случае если мировая цена нефти ниже себестоимости, исходя из фактической цены реализации (ранее было не ниже уровня себестоимости);
6) отнесение на вычеты расходов недропользователя на обучение, повышение квалификации или переподготовку собственных работников по фактическим затратам (ранее в пределах норм, установленных контрактом на недропользование).

Наиболее важным из данных нововведений стал АНН, появление которого позволяет инвесторам, вкладывающим средства в отдельные технологически сложные проекты – в частности, связанные с разработкой континентального шельфа и глубоко залегающих месторождений – перейти на налогообложение финансового результата (прибыли) вместо выплаты целого ряда налогов и сборов, обычно взимаемых с недропользователей.

Применение АНН уже способствовало заметному увеличению интереса к новым проектам разведки на морском шельфе Каспия (например, со стороны компании «Лукойл» в отношении блоков «Женис» и «I-P-2», а также со стороны компании «ENI» в отношении блока «Абай»).

Среди оставшихся недочетов общеустановленного налогового режима казахстанской нефтяной отрасли следует отметить относительно высокое (по международным стандартам) совокупное налоговое бремя, а также большой размер авансовой доли государства. Иными словами, налоговая нагрузка не соразмерна рискам, которые несут инвесторы – особенно на некоторых этапах реализации проектов.

Проведенная аналитика демонстрирует средний коэффициент налоговой нагрузки на отрасль по общеустановленному налоговому режиму недропользователей в размере 33% за период 2017-2019 годов. Данный показатель рассчитывается Министерством финансов как отношение уплаченных налогов к СГД. Стоит отметить, что, согласно мировой практике, данный показатель рассчитывается как отношение суммы налогов к операционной прибыли компании, то есть учитывает также и затратную часть. В данном случае коэффициент налоговой нагрузки составляет уже в среднем 70% за этот же трехлетний период.

Моделирование налоговой нагрузки по крупнейшим нефтедобывающим компаниям Казахстана на долгосрочной период показывает не столь радужную картину – в период до 2030 года она растет до среднего показателя 73%. Это обуславливается непропорциональным ростом капитальных затрат на поддержание добычи, «вялой» динамикой роста цен, но в большей степени это связано с механизмом казахстанского налогообложения. Если говорить простым языком, то темп роста налоговой нагрузки опережает темп роста доходности недропользователя ввиду того, что начиная с 2009 года были введены такие налоги как НДПИ и рентный налог, база исчисления которых привязана к мировым ценам. Более того, сменился и порядок расчета налога на сверхприбыль, который облагает по прогрессивной шкале любую «сверхмаржу», превышающую 25% затрат нефтедобытчика.

Все это говорит о том, что недропользователь, даже с учетом некоторых вышеуказанных послаблений, вступивших в силу с 2018 года, сталкивается с угрозой финансирования капитальных вложений в условиях чрезмерного налогового бремени. Столь высокая налоговая нагрузка среди нефтяных стран мира наблюдается только в России, другие страны пошли по пути либерализации налогового законодательства с целью стимулирования привлечения инвесторов.
Таким образом, необходимо дать время недропользователям поработать в данной системе несколько лет без кардинальных изменений, чтобы оценить ее слабые и сильные стороны и только затем принимать необходимые решения по ее дальнейшему совершенствованию.

Другим риском в сфере налогообложения недропользователей является потенциальная отмена действующих налоговых льгот. Учитывая социальную направленность бюджета страны и всевозрастающие темпы роста таких расходов, в качестве «спонсора» социальных мероприятий в стране государство по-прежнему видит нефтяной сектор. Так было в 2009 году во время принятия нового Налогового кодекса, когда основной акцент был сделан на перераспределение нагрузки с перерабатывающего сектора на добывающий, так может выглядеть и сейчас. В этой связи крайне важно сохранить баланс экономики в стране, ведь можно и потерять такого «спонсора» совсем.

Поэтому считаем необходимым сохранить действие положений Налогового кодекса о применении понижающего коэффициента 0,5 к установленным ставкам налога на добычу полезных ископаемых при поставке нефти на внутренний рынок, а также «Правил отнесения месторождения (группы месторождений, части месторождения) углеводородного сырья к категории низкорентабельных, высоковязких, обводненных, малодебитных и выработанных и порядка налогообложения в части налога на добычу полезных ископаемых», рассматриваемых в первую очередь в качестве необоснованных налоговых льгот для нефтяного сектора и планируемых к отмене.

Все эти указанные риски в конечном счете несут в себе угрозу фундаментального характера – неспособности проводить геологоразведку и открывать новые месторождения. Аксиома геологии гласит – темпы роста открытия запасов должны превышать темпы роста добычи. Нам за 30 лет независимости до сих пор не удалось соблюсти данное правило, а ситуация уже плачевна в Кызылординском регионе – добыча нефти за последние 5 лет падает катастрофическими темпами. Рост налогового бремени — это сокращение восполнения ресурсной базы, которая в свою очередь через 5-10 лет могла бы дать новую налоговую базу.

Все годы независимости Казахстана нефтегазовая отрасль работала в первую очередь на макроэкономические задачи страны, содействуя росту валового внутреннего продукта, накоплению Национального фонда, создавая финансовые возможности для развития других отраслей и имея высокую социальную нагрузку.

Вместе с тем в текущих сложных условиях развития мировой экономики очевидна необходимость в поддержке самой нефтяной отрасли, которая в долгосрочном плане принесет еще много дивидендов стране.

Джанекенов Н.Д., Управляющий директор – Директор ДФЭА, Ассоциация «KazEnergy»
Джанекенов Н.Д., Управляющий директор – Директор ДФЭА, Ассоциация «KazEnergy».  
Мусабаев Ж.Б., Партнер, ТОО «Avantgarde Group»
Мусабаев Ж.Б., Партнер, ТОО «Avantgarde Group».  

  --------------------------
Использованы материалы:
- статья Карабалина У.С. «Курс на нефтяной фарватер», «Казахстанская правда», 9 октября 2017г;
- «Национальный энергетический доклад 2019г», Ассоциация «KazEnergy».
Комментарий