Каспий: двадцать лет спустя

размер шрифта: Aa | Aa
12.08.2011 22:45

В декабре текущего года Казахстан отметит 20-летие Независимости. В связи с этим нельзя не вспомнить о том, что приобретение суверенитета дало нашей стране, наряду с другими прикаспийскими государствами – Азербайджаном, Ираном, Россией и Туркменистаном – право на совладение Каспийским морем. Это уникальное сотрудничество будет всецело отражено в межгосударственном документе "О правовом статусе Каспийского моря" после окончательного его принятия.

Каспийское море – уникальнейшее место на земле. Оно скрывает всевозможные тайны, начиная со своего происхождения. Кажется, это озеро-море не любит обозначать свою принадлежность. Ведь характер Каспия действительно очень своенравен и неустойчив (чего стоят хотя бы постоянные и малообъяснимые колебания уровня). Многие народы пытались закрепить за этим водоемом свои названия, но оно выбрало имя небольшого, малоизвестного племени, давно исчезнувшего с карты земли.

Каспийское море имеет богатую историю, упоминается во многих классических источниках древности. Оно было свидетелем смертельных схваток племен, расцвета и падения империй и великих городов. История Каспия переплетает в себе судьбы ираноязычных народов, тюрков, кавказских народов и славян. Во все времена этот водоем как природная граница между Европой и Азией был и важным связующим звеном между ними. Более того, он открывал дверь Европе во внутреннюю Азию, дальнюю, глубинную, отделенную пространствами непреодолимых пустынь, горных хребтов, ордами кочевников и беспощадными стражниками.
Каспий долгое время оставался малоисследованным морем, таящим слишком много загадок. Но с приходом первых машин и бумажных денег он стал постепенно приоткрывать свои тайны, среди которых главной, конечно же, была нефть.
Собственно открытий каспийской нефти было два: первое началось с Азербайджана, а второе произошло в 1990 годы, и главную роль здесь стала играть казахстанская нефть. Однако до сих пор истинный потенциал нефтегазоносности региона, за исключением северного шельфа Южного Каспия, все еще находится в стадии изучения, порождает разноречивые оценки. Так, в 1997 году в докладе госдепартамента Конгрессу США было отмечено, что извлекаемые ресурсы нефти в Каспийском море составляют 30 млрд. тонн.
В 1991 году Каспийское море перестало быть советско-иранским. На его берегах возникли новые суверенные государства – Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан, что разнообразило политический климат моря. Процесс национального строительства в каспийских странах был нелегким. Но особенно сложным стал переговорный процесс вокруг Каспия и его богатств. Тогда же оказалось, что водоем до сих пор не имеет четкого правового статуса: вопрос, морем оно является или все-таки озером, играл первостепенное значение для дальнейшей разработки нефтяных месторождений.
Если в советские времена углеводородные запасы главным образом азербайджанской и казахстанской части каспийского дна оценивались в 9 млрд. тонн, то в середине 1990-х активная геологическая разведка, по меньшей мере, удвоила эту цифру. По последним данным, только казахстанский сектор Каспийского шельфа имеет крупнейшие залежи углеводородов – около 120 перспективных структур, прогнозные ресурсы которых оцениваются в 8 млрд. тонн условного топлива, в том числе 4,5 млрд. тонн нефти. Таким образом Каспий нарекли "второй мировой кладовой нефти после Персидского залива".
В основном стратегическое значение Каспия определяется его богатыми залежами "черного золота". Нефть – основополагающий ресурс, но ею вопрос не ограничивается. Богатейшие запасы осетровых, весьма выгодные транзитные условия, политические выгоды – все это расширило значение региона. Теперь в орбиту его значимости входят и страны – транзитеры нефтегазовых ресурсов в силу закрытости Каспия и расположения его между основными рынками сбыта углеводородов Европы и Азии.
В настоящее время Каспийский регион является формирующимся субъектом мировой геополитики, экономики и транспортных коммуникаций, в то же время – объектом стратегической важности для ведущих держав мира. Это точка соприкосновения и сближения таких разных по политическому и религиозно-культурному строю государств и субрегионов, как Кавказ, Центральная Азия, Россия и Иран. Определенную роль играет и военный фактор, ведь правовой статус моря до сих пор не определен, и прикаспийские страны особое значение уделяют безопасности на Каспии, укреплению своих военных ресурсов.
Как писал Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, "привлекающий мировые геоэкономические, экологические и биохозяйственные интересы Каспий выглядит обособленным геополитическим регионом, способным объединиться в некую общность. Этому также способствует разделяемая всеми приграничными странами позиция о совместном использовании толщи воды. В силу этого Каспийский регион представляется как стратегический форпост, являющийся важным элементом геополитической ситуации в Центральной Евразии".
Сегодня Каспий предъявляет особые требования для прибрежных стран, которым придется особенно осторожно подходить к использованию ресурсов моря. За последние годы, несмотря на все сложности, Иран, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан и Россия смогли наладить регулярный переговорный процесс, в результате которого они сомкнули Каспийский регион, сделав его отдельным политическим образованием, утвердили свою самостоятельную роль в региональной структуре.
Начались масштабные проекты в сфере нефтедобычи, на картах появились новые маршруты трубопроводов. В 2007 году Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан на каспийском саммите в Тегеране договорились о самостоятельном регулировании нефтегазовых вопросов на Каспии. Пять президентов подписали декларацию, заложившую фундамент будущей региональной системы обеспечения безопасности на основе добрососедства и взаимного доверия. Страны объявили Каспий "морем мира".
Однако новое нефтяное богатство Каспия несет и целый спектр других рисков для региона – это антропогенное воздействие на окружающую среду, риск нарушения хрупкой экосистемы региона и заражения экономики, построенной на использовании сырьевого преимущества, так называемой "голландской болезнью". Из всех возможных и существующих в настоящее время проблем региона я бы выделил две основные.
Во-первых, загрязнение окружающей среды. За истекшие годы XX века прикаспийскими государствами на Каспии и в прибрежной затапливаемой зоне было пробурено большое количество нефтегазовых скважин, многие из которых не эксплуатируются, законсервированы. Углеводороды просачиваются в море, загрязняя водоем. На фоне создавшегося положения было бы правильно, объединив усилия стран, начать и далее на постоянной основе осуществлять геоэкологический мониторинг с использованием современных методов спутниковой геодезии и дистанционного зондирования.
Только согласованные совместные действия пяти стран, четкое исполнение принятых законов и решений, создание коллективных органов, а также экологических, технических, биологических, научных и других центров могут способствовать недопущению отрицательного воздействия на экосистему Каспия.
Вторая проблема – сейсмика региона. В мире множество примеров возникновения техногенной сейсмичности в местах разработки нефти и газа. Например: через 7 лет после начала добычи нефти в Канаде на месторождении Snipe Lake произошло землетрясение, в России – через 8 лет на месторождении Старогрозненское, в США – через 12 лет на месторождении Love Country, в Туркменистане – через 13 лет на месторождении Бурунное и так далее.
Настораживают результаты сейсмографии Института океанологии Российской академии наук в районе Актау, проведенной за период с октября по декабрь 2010 года. Всего было зарегистрировано 45 удаленных сейсмических событий, происходивших на расстоянии 250–600 км от места регистрации. За время их работы зафиксировано три землетрясения умеренной силы в акватории Южного Каспия у побережья Ирана – Азербайджана.
Думаю, эти факты должны беспокоить как всех причастных к освоению углеводородных ресурсов Каспия компаний, так и представителей государственных органов прикаспийских стран. Только постоянный совместный мониторинг сейсмичности региона может способствовать принятию соответствующих мер.
Очевидно, что общих интересов у каспийских стран много. Многовековое историческое взаимодействие неизбежно должно принести плоды и более эффективного современного сотрудничества. Каспий может и должен играть важную роль в связывании ресурсов Евразии с мировыми рынками, что позволит странам региона возродить новый Великий шелковый путь, который уже впору назвать "Великим каспийским". Торгово-экономическое, энергетическое и экологическое партнерство на Каспии – обязательный фактор стабильности более широкого азиатского региона.
Регулярные встречи на высшем уровне, ежегодные каспийские саммиты, создание Организации каспийского экономического сотрудничества укрепляют общий для всех стран дух "каспийской дружбы". Создан и действует постоянный переговорный механизм – Специальная рабочая группа (СРГ) по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств. Пять стран научились более взвешенно подходить к совместным дебатам, понимая, что перспективы взаимовыгодного регионального сотрудничества могут быть действительно блестящими. И завершение работы над Конвенцией о статусе Каспийского моря не за горами.
На третьем саммите прикаспийских государств в Баку в 2010 году президенты пяти стран договорились, что саммит станет ежегодным. Стороны пришли к соглашению согласовать ширину национальной зоны каждой из стран на Каспии и согласились с мораторием на вылов осетровых. Еще одним достижением стало подписание главами пяти государств соглашения о сотрудничестве по безопасности на Каспии, основанного на заявлении лидеров прикаспийских государств о том, что обеспечение безопасности в регионе является исключительно их прерогативой. Президент России Дмитрий Медведев при этом сказал: "Мы едины в том, что мы сами ответственны за ситуацию, которая существует в Каспийском регионе. Только мы, и никто другой". И трудно с ним не согласиться.
Привлечение иностранного капитала в сферу недропользования стало одним из залогов экономического успеха прикаспийских государств. К примеру, один только "контракт века" в Азербайджане стал своего рода фундаментом для развития различных отраслей экономики этой страны, гарантом осуществления крупнейших проектов в сфере транспорта, сельском хозяйстве, промышленности, социальной сфере.
Суммарные инвестиции в разработку нефтегазовых проектов в казахстанский сектор Каспийского моря (КСКМ) составили около 39 млрд. долларов. Только инвестиции по первому этапу освоения крупнейшего месторождения Кашаган на август 2010 года составили более 22 млрд. К настоящему времени в Казахстане заключен 201 контракт на недропользование по углеводородному сырью, из них 15 – подписаны по модели соглашения о разделе продукции (СРП).
Регион Каспийского моря обладает высокой инвестиционной привлекательностью, являясь ареной действий ведущих мировых энергетических компаний, таких как Mobil, Chevron, Exxon, British Gas, British Petroleum, Total, Schlumberger, ENI, Mitsubishi, Itochu Corporation, JNOC, Petronas, Statoil, Dragon Oil, Royal Dutch/Shell Group, China National Petroleum Company, Repsol и других.
Каспий и его нефть смогли обеспечить переход прибрежных стран от коллапса начала 1990-х к экономическому росту 2000-х. Иностранные компании принесли не только значительные финансовые потоки, но также смогли обеспечить трансферт технологий и воспитать новые амбициозные кадры в нефтяном секторе. При этом международные нефтяные компании продолжают испытывать огромный интерес к региону, несмотря на высокую стоимость добываемой здесь нефти, сложности с ее транспортировкой и неотрегулированность правового статуса моря.
С ростом мирового внимания к Каспию растет и конкуренция каспийских стран за иностранный капитал. Страны проводят активную работу по улучшению инвестиционного климата, вводят необходимые изменения в налоговом законодательстве. Сегодня они чувствуют себя намного более уверенно в переговорах с иностранными инвесторами, чем в трудные 1990-е. Теперь прикаспийские государства четко понимают свои интересы и не торопятся предлагать избыточные преференции. Можно сказать, они искусно овладевают так называемой "каспийской дипломатией".
За прошедшие 20 лет прикаспийские страны уже достигли немалого, но повестка будущего для Каспия еще значительна – вызовы становятся все более актуальными в нынешнюю эпоху высоких цен на нефть и роста использования энергии. Борьба за каспийскую нефть останется одним из самых значимых геополитических факторов недалекого будущего. Быстрорастущий мировой энергетический спрос обещает долгосрочный интерес и вовлечение внешних держав с зачастую конкурирующими целями.
Каспийское море создало новый регион, где причудливо переплетаются культура и интересы многих народов, объединенных, однако, одним желанием – эффективно использовать ресурсы моря и тем самым обеспечить свою безопасность и экономическое развитие. При этом страны Каспия понимают, что неведомая рука истории сближает их интересы, и, возможно, на наших глазах создается целая и цельная Каспийская идеология (или свой собственный "каспиоцентризм", объединяющий регион в единое целое и утверждая в качестве точки опоры Каспий), которая будет в немалой степени определять движение мировой истории в ближайшие десятилетия.
Поиски оптимального сотрудничества в каспийском формате будут продолжаться, и государства просто должны найти способ не сталкивать свои интересы друг с другом, а взаимодействовать. Перед всеми странами стоит задача обеспечить широкомасштабное финансирование проектов по освоению каспийских нефтегазовых месторождений, параллельно обеспечивая безопасность при разведке, добыче и транспортировке углеводородов.
Очевидно, что сбалансированное присутствие основных мировых сил будет только способствовать стабильному развитию Каспийского региона в будущем. Принципиально важно, чтобы все прикаспийские страны осознавали тот факт, что море является их общим достоянием, и заявили о стремлении строить договорный процесс на принципах учета национальных интересов, справедливости и разумного компромисса.

Равиль ЧЕРДАБАЕВ, председатель Попечительского совета ОФ развития культуры "АЛДОНГАР", "Казахстанская правда"

PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить