Проклятый коэффициент

размер шрифта: Aa | Aa
01.12.2011 11:41

Батыр АЛЕКПЕРОВ, contur.kz, 30 ноября - Забастовка, начатая весной работниками "Озенмунайгаз", к концу ноября переросла в нечто, чему трудно дать название. Массовый психоз? Коллективную безответственность? Слепоту и глухоту, внезапно поразившую тысячу с лишним человек? В бунтующий Жанаозен кто только не приезжал, и кто только не доказывал теперь уже давно экс-работникам нефтянки, что требования их безосновательны, незаконны и просто высосаны из пальца ретивыми прислужниками различных теневых структур. Последняя попытка вернуть людям работу, а городу спокойствие состоялась в ноябре – и вновь безрезультатно. Напрашивается вывод: тому, кто не хочет помочь себе сам, не поможет никто.

Напомним, что сыр-бор разгорелся из-за неладов рабочих с профсоюзными лидерами, и претензий к работодателю "Разведка Добыча КазМунайГаз", касающихся якобы невыплаченных отраслевых и региональных коэффициентов. Суть конфликта можно изложить в двух словах: кто-то хотел погреть руки на доверии не слишком образованных людей, но просчитался. А началось все с того, что теперь уже осужденная юрист Наталья Соколова сумела убедить несколько сотен человек (работающих в "Озенмунайгазе" и "Каражанбасмунае") в том, что годами и месяцами они недополучали огромные суммы – те самые пресловутые 1.7. и 1.8., положенные рабочим за тяжелые географические условия и вредность производства. При этом сама, очевидно, прекрасно понимая нелепость "разъяснений", Соколова внушила людям, что к их немаленьким зарплатам (от тысячи до двух с лишним тысяч долларов ежемесячно – столько получает квалифицированный работник ОМГ, водители – от восемьсот долларов до полутора тысяч, и даже уборщица в офисе – семьдесят тысяч тенге), должны добавить еще почти "по два раза". Народ, не читавший ни Трудовой кодекс, ни иные законодательные акты, поверил, взбудоражился и попер на баррикады. Прет отдельных представителей до сих пор, когда уже потрачены последние накопления, дети и семьи не получают поддержки, а некоторые бастующие от безысходности вешаются. Вешаются – но искать разумный выход из конфликта не желают. Теперь уже, вероятно, от чистого упрямства, поскольку даже неграмотный поймет – их нагло, подло, беспринципно обманули. Отраслевые и территориальные коэффициенты вовсе не подразумевают умножения на них суммы заработных плат – они высчитываются достаточно сложным путем, и прибавляют к зп до 30-40%. Что, разумеется, работодатель давно проделал, и "проклятые" 1.7. и 1.8. сидят в бухгалтерских ведомостях, работники получали и получают их на руки

После длительных уговоров и попыток вернуть трудящихся на рабочие места, РД начало увольнения, а власти посчитали, что месяцами затруднять доступ к одному из объектов месторождения, оккупированный бастующими – незаконно. Разгон палаточного городка и расчет злостных прогульщиков – меры вполне оправданные, и чтобы понять их правомерность, не нужно быть юристом. Основная масса бастующих – водители и работники обслуживающей "качалки" техники, нет сервиса – будут простаивать скважины. Расплатившись за забастовку миллионными убытками, сокращением добычи, и урезанием выплат в бюджет, администрация решила нанять на место легковерных других жителей Жанаозена, с радостью готовых обогатить свой семейный бюджет "недостаточной" зарплатой. Шутка ли, получать больше, чем их товарищи на не менее вредных и тяжелых предприятиях Караганды, Жезказгана, Усть-Каменогорска, и уж, конечно, больше большинства жителей Мангыстау, да что там, Алматы и Астаны? Прямо скажем, полторы или две с половиной штуки баксов на дороге не валяются. Бастующих, общим числом 1500 человек уволили, предприятие выбралось из убытков. С территории предприятия, где бастующие грозились совершить самоподжоги, угрожали любому представителю власти, администрации и своим не бросившим "станки" коллегам, стойбище манифестантов было убрано с помощью полиции. И далее началась самая странная часть мангыстауской эпопеи. Табор, состоящий из самых упрямых, перекочевал на площадь перед акиматом Жанаозена, и сидит на ней до сих пор, "украшая" городской ландшафт и мозоля глаза чиновникам. С момента увольнений власти, а также администрация РД "КазМунайГаз", и партия "Нур Отан" сделали все возможное для того, чтобы смягчить для оказавшихся без работы последствия, прямо скажем, их безграмотности. Но экс-нефтяники наотрез отказываются находить хоть какой-то выход из ситуации и продолжают откровенный шантаж. То, что рано или поздно им придется идти в дворники или уезжать из региона, поскольку с рабочими местами там небогато, то них, видимо, не аргумент.

Хроника спасения
Начнем с того, что в разное время переубедить бывших бастующих, а ныне безработных пытались профессионалы самой различной направленности, а также деятели, которых принято считать независимой совестью нации. Более того, в поддержку доводов РД высказывались и нанятые самими протестантами юристы. Обращались бывшие работники и к местным сумасшедшим – например, к некоему Александру Пястлову, который состоит на учете в психдиспансере, но это уже из другой оперы. Факт метания от активистов различных политпартий и объединений, большинство из которых не в состоянии сделать ничего, кроме как произнести пару лозунгов, до откровенных психов говорит только об одном. Экс-бастующие не желают слышать никаких доводов, кроме тех, что подтверждают их нелепую веру в бред Соколовой. Так, например, они отказались выслушать акима области Крымбека Кушербаева, и активистов "Нур Отана", которые приезжали в Жанаозен еще тогда, когда ситуация не была настолько тупиковой. Кушербаев предлагал найти уволенным работу, трудоустроив их в другие организации, в ответ ему в грубой форме предложили покинуть свое кресло. Даже не выслушав акима, протестанты отвергли идею "пойти в дворники", между тем, со стороны области им предлагались отнюдь не дворницкие места. С достойной лучшего применения твердостью жанаозенцы стояли на своем: они хотят вернуться в ОМГ и получать там около миллиона тенге в месяц, ни на что иное они не согласны.

Чуть позже в диалог ввязался популярный казахскоязычный журналист и публицист, главный редактор газеты "Туркестан" Шамшиддин Паттеев. Вместе с другими главными редакторами, аксакалами и независимыми юристами он обошел протестантов, поговорил с властями и представителями РД – и что же? Через полтора месяца, всесторонне изучив проблему, "совесть нации" пришел к выводам, аналогичным заявлениям администрации нефтепромыслов. Ни о каком автоматическом умножении на "проклятье" по закону и речи быть не может, суммы в ОМГ начислялись верно, никто рабочих не обманывал. Реакция была нулевой. Далее уволенные попросили, чтобы с ними встретились представители профильных ведомств, для выработки совместного решения. Выполняя "волю народа" к жанаозенскому акимату явился настоящий десант – пожалуй, ни в одной стране мира с жертвами собственной упертости настолько не нянькались.

Так 14 ноября этого года Жанаозен посетили вице-министр труда и социальной защиты населения РК Биржан Нурымбетов, представитель Генеральной прокуратуры РК Газиз Едыгеев, заместитель генерального директора АО "РД "Казмунайгаз" Владимир Мирошников. Местные исполнительные органы выставили первого заместителя акима Мангистауской области Аманкелди Айткулова, акима города Жанаозен Орака Сарбопеева и руководители заинтересованных областных структур. В качестве "разводящего" выступил уже известный главред "Туркестана" Шамшиддин Паттеев. При этом ему пришлось уговаривать праздношатающихся оккупантов акимата выделить для ими самими назначенной встречи 10 представителей. Встреча длилась несколько часов, результат был плачевен. Между тем, чиновники привезли на рандеву предложения, которые можно счесть не просто лояльными, но даже запредельными. Воистину, хорошо быть вышвырнутым из нефтянки, для властей ты превращаешься в любимое, пусть и больное детище. Чиновники предложили манифестантам специально созданные для них места в подрядной организации ТОО "Кезби", для расширения бюджета которой РД пересмотрела свой план использования подрядных структур. Хотели нефтянку – получите, получите также зарплаты, равные тем, какие имели в ОМГ. Оказалось, что заработок от 170 тысяч тенге до 280 бедных уволенных категорически не устраивает, разъяснения Биржана Нурымбетова, касающиеся правомерности начисления РД набивших оскомину коэффициентах – соответственно тоже. Они желают… ну, вы уже догадались – вернуться в ОМГ и умножить свои бывшие оклады на 1.7. и 1.8.

Но власти не сдались. На следующую встречу, которая состоялась 23-24 ноября, кроме уже названных чиновников были приглашены (уволенными) председатель Союза рабочих и безработных города Алматы Серик Сапаргали и президент КСПК Сергей Белкин. Также письменно высказался известный экономист Канат Берентаев, и опять по просьбе экс-трудящихся. В атмосфере предельно открытых обсуждений, длившихся по 10 часов в каждую встречу, уволенным, в сущности, предлагалась простая вещь. Понимая и признавая, что такая масса безработных регион отнюдь не красит, создает социальную напряженность и делает без вины виноватыми семьи уволенных, власти выразили готовность пойти на ряд компромиссов. Представителям экс-рабочих обещали даже пересмотреть некоторые пункты коллективного трудового договора, советовали обратиться с исками в суд о восстановлении на прежних местах, и вообще всячески обхаживали. От вероятной возможности вернуться в ОМГ, от работы в ТОО "Кезби", с которым, к слову, РД подписало договор, обеспечивающий до 300 дополнительных рабочих мест, сроком на 5 лет, жанаозенских нищих отделяло одно. Признание того, что коэффициенты им уже выплачивались и ни о каком возмещении убытков и повышении окладов и речи быть не может. На этом "народный массы" споткнулись намертво, и дальше дело не пошло. Кроме прочего, к требованиям прибавилось и скромное желание отстранить от должности директора ПФ "Озенмунайгаз" Кийкбая Ешманова.

В итоге уволенные отказались подписывать примирительный договор, аналогично поступили и приглашенные ими эксперты. Однако позже г-да Белкин и Сапаргали написали пояснительные записки, соглашаясь с мнением представителей ведомств. Разумеется, грамотные юристы не могли не признать, что осточертевшие всем коэффициенты 1.7. и 1.8. применяются и применялись в процессе начисления зарплат работников ПФ "Озенмунайгаз". Отказ резюмировать договор вполне понятен – против своих клиентов общественники пойти не рискнули. Пойти против них, то есть, высказать любую здравую, ведущую к выходу из кризиса инициативу, в общем-то, чревато. Нарвешься на оскорбления, обвинения в предательстве, а то и на мордобой – прецеденты были. Окончилась попытка примирения закономерно: в ТОО "Кезби" были приняты на работу всего несколько человек из числа бывших служащих ОМГ. Остальные вернулись на акиматовскую площадь. Так вылетели в трубу огромные усилия, затраты, беспрецедентная снисходительность.

Пара картинок "жанаозенского сидения" остались за кадром. В октябре повесился 30-летний бывший рабочий ОМГ Абай Абенов, участвовавший в забастовке с самого ее начала. Человека, отца троих детей, безусловно, жаль. Зная, какие нравы царят в среде протестантов, можно догадаться – безработный попал между молотом и наковальней. Уже неоднократно отмечались факты избиений, угроз, открытого шельмования тех, кто пытался прекратить бесплодный фарс и начать работать. Любые попытки отстраниться от безумия, подумать о семьях вызывают у коллег по несчастью лишь одну реакцию – человека объявляют предателем. Жить с незаслуженным клеймом в небольшом городе крайне сложно, уехать некуда и не на что, дети хотят новых игрушек и вкусной еды, жена требует зарплаты… выход из замкнутого круга для Абая Абенова нашелся самый трагический. Сколько жертв еще потребуется, чтобы доказать бесперспективность и незаконность требований?

Десятки детей уволенных 1 сентября не пошли в школу. Отделы образования намерены разобраться с подобными фактами так, как того требует закон, стоящий на страже интересов несовершеннолетних. Если родитель не в состоянии содержать и обеспечивать ребенку нормальную жизнь, в том числе, учебу, он должен быть лишен родительских прав. Жанаозенские ребятишки могут попасть в детдома при живых отцах и матерях, которым всего лишь нужно взяться за ум. Кто ответит за разрушенные судьбы, разваленные семьи? Не те, кто намерено и последовательно взбунтовал полторы тысячи человек, и продолжает удерживать их на площади. Их имена известны: Наталья Соколова, Владимир Козлов, Наталья Ажигалиева, Айжангуль Амирова, Жанболат Мамай, Булат Абилов и многие другие – так называемые активисты, заезжие и местные, превратившие непростой регион в арену бессмысленной битвы.

После последней попытки прийти к консенсусу одна из самых активных участниц забастовки, по совместительству активистка "Народного фронта" Айжангуль Амирова высказалась в прессе: "Видимо, рабочие не поняли и возложили на это большие надежды. Если честно, мне жалко людей, они так долго этого ждали и верили, что будет примирительная комиссия. В итоге все вернулось на круги своя. По моему мнению, нефтяники неправильно составили свои требования, потому что если трактовать их по закону, то получается, правы и они, и работодатель". Создается впечатление, что лидеры уволенных не только не могу внятно сформулировать запросы, но и вводят в заблуждение тех, кто ждет их решений на площади. Наступила зима, жанаозенская лихорадка продолжается, но сочувствующих экс-работникам ОМГ уже почти не осталось. Взрослым людям неоднократно предлагали компромисс, но тот, кто не хочет слышать – не услышит.

nomad.su


PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить