Где корни жанаозенского вопроса?

размер шрифта: Aa | Aa
28.12.2011 10:15
Жанаозен. Декабрь 2011 года. События всколыхнули всех и каждого. Прошлись волной негодования и болью отозвались в сердцах наших граждан.
Особенно остро их переживают те, кто напрямую связан с нефтяной промышленностью и отдал ей многие годы своей жизни. Один из таких ветеранов-нефтяников, Махамбет Батырбаев, проработал 45 лет в нефтегазовой сфере, 20 лет – на месторождениях Мангышлака.
– События, произошедшие в Жанаозене, болью отозвались в моем сердце, поскольку для меня это практически родной город, в котором я работал 13 лет. Я хорошо знаю и его трудолюбивых жителей. Поэтому в первую очередь я хотел бы выразить соболезнования всем жанаозенцам. Верю, что им и всем нам хватит мудрости, чтобы как можно скорее восстановить прежний ритм мирной и созидательной жизни.
– Махамбет Демешович, сегодня очень много говорят о причинах произошедшей трагедии. Основная вина за неисполнение поручения главы государства по решению трудового спора возложена на «КазМунайГаз», руководство которого было отстранено.
– Акционерное общество «Национальная нефтяная компания «КазМунайГаз» является холдинговой компанией, которая объединяет в своей структуре помимо «Разведки Добычи «КазМунайГаз» еще  «КазТрансОйл», «КазТрансГаз», «КазМунайТениз» и другие  дочерние предприятия. Сфера его деятельности и ответственности имеет стратегический характер и  весьма обширна. Это и развитие нефтегазотранспортной инфраструктуры, модернизация нефтеперерабатывающих заводов, развитие нефтехимического направления, но самое важное направление – это расширение ресурсной базы, обеспечение разработки шельфовых месторождений углеводородного сырья. В соответствии с системой корпоративного управления КМГ не может напрямую определять трудовые отношения с работниками «Озенмунайгаза», принятие решений по ним и, соответственно, ответственность несет РД «КазМунайГаз».  Поэтому считаю, что именно руководство РД «КазМунайГаз» недоработало в данной ситуации.    
– Вы много лет работали на Мангышлаке, будучи вице-президентом КМГ, курировали нефтедобывающие предприятия, в том числе «Озенмунайгаз», и вам хорошо известны глубинные проблемы и причины возникшего конфликта.
– Сравнивая те годы, когда я работал в НГДУ «Узеньнефть» (1978–1991), и сегодняшние дни, думаю, никто не будет отрицать, что жизнь в городе значительно изменилась в лучшую сторону, особенно в последние 10 лет. Построены новые социальные объекты (медицинский центр, стадион, оздоровительный комплекс, детский оздоровительный лагерь, благоустроены дворы, объекты общественного питания, установлены спортивные площадки), улучшены условия работы нефтяников. Для нас всегда одним из главных приоритетов было создание и улучшение социально-бытовых условий работников.
– Тем не менее люди вышли протестовать на улицы. Значит, всего этого было недостаточно!
– Поймите, основной задачей любой нефтедобывающей компании является добыча нефти. РД «КазМунайГаз» прежде всего нефтедобывающая компания. В первые годы независимости Казахстана нефтяная отрасль, как и вся экономика, сильно пострадала от разрыва хозяйственных связей. Упала добыча, и все силы компании были брошены на реабилитацию месторождения и восстановление добычи. И с этой задачей компания успешно справилась, нарастив объем добычи с 2,5 млн до 9,5 млн тонн в год.
По сравнению с пиком добычи на Узене (16,8 млн тонн в 1975 году), когда в городе проживало 40 тысяч человек, сегодня добыча составляет порядка 6 млн тонн в год при 125 тысячах человек жителей. То есть добыча упала почти в три  раза, и в три с лишним раза возросло население. Компания  всегда понимала, что она является единственным градообразующим предприятием здесь, и к вопросу сокращения численности работников на фоне падения производства относилась очень ответственно, даже порой в ущерб экономике. К примеру, одним из ключевых показателей эффективности является производительность труда. Так, во время своей работы в «КазМунайГазе» мы проводили анализ, который показал, что даже в сравнении с российскими компаниями («Лукойл», «Татнефть», «Башнефть», «Сургутнефтегаз») у нас производительность труда была самая низкая при сопоставимом уровне механизации.
Поэтому корни этой проблемы кроются в том, что трехкратный рост населения не был подкреплен соответствующим развитием экономики города (открытие новых производств в других сферах). Априори «КазМунайГаз» не мог решить проблему занятости растущего населения города. Это требует большой скоординированной работы всех госорганов – начиная с правительства и министерств до местных органов власти.
– По-вашему мнению, кто является выигравшей стороной в этом конфликте?
– Победителей нет, проигравшие – все! Потери в добыче составили более миллиона тонн нефти. Это означает, что РД «КазМунайГаз» недополучил выручку более 700 млн долларов. Соответственно, с этой суммы не уплачены налоги и дивиденды в бюджет и Нацфонд и нанесен ущерб всему народу Казахстана. 
– Когда, по вашему мнению, возможно разрешение этих проблем?
– Проблемы начали накапливаться с 2007 года, их разрешение требует скоординированной работы всех органов власти. Многое зависит и от жителей Жанаозена – от них требуется терпение и понимание того, что такими агрессивными действиями они рубят сук, на котором сидят. Если завтра разработка месторождения станет нерентабельной из-за роста затрат, то это поставит под угрозу благополучие не только тех, кто протестует, но и всего населения города.

Беседовала Алия ИБРАГИМОВА, Алматы

http://www.liter.kz/

PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить