Что важнее в «народном IPO» – теория или практика?

размер шрифта: Aa | Aa
19.03.2012 11:59

Глядя на законодательно-созидательный труд нашего государства, касательно предстоящего проведения размещения акций государственных предприятий среди населения, или по-другому, «народное IPO», можно сказать, что многих негативных явлений мы не увидим точно.


Во-первых, правительство совместно с ФНБ «Самрук-Казына», разбив компании на эшелоны, при размещении учло один из важных факторов возможной нестабильности курсов ценных бумаг. Для акций таких гигантов, как АО «НК «КазМунайГаз», АО «НАК «Казатомпром» и других, характерен риск волатильности по причине внешних факторов. К тому же существует гипотеза о том, что акции госкомпаний являются недооцененными, но в последующем их доходность становится избыточной. Даже если цены на акции обрушатся после размещения, государство будет воздействовать на этот процесс. Одним словом, «народное IPO» – со всех сторон хороший вариант.

В начале текущего года был принят закон «О народном IPO», который, по сути, является одним из последних важных институциональных этапов на пути приобретения населением акций наших крупных компаний. И пока, согласно плану работ, компании-участники проводят аудит своей финансовой отчетности и готовятся к размещению, простые казахстанцы производят умозаключения по поводу предстоящих масштабных распродаж.

Умозаключения однозначно неоднозначные, так как явление это для Казахстана инновационное. Причем у большей части нашего общества не только загадочная аббревиатура IPO вызывает удивление и изумление, но и такие категории, как миноритарий, мажоритарий, да и акция, в конце концов. Чего нам ожидать от народного IPO, с чем предстоит столкнуться и что нужно делать, чтобы быть в финансовом тренде этого года?

Для всего финансового мира это явление новым назвать нельзя. Первое народное IPO было запущено в Германии в 30-х годах ХХ века, и тогда акции крупных компаний продавали работникам этих компаний. Государство в целом выиграло и добилось существенных показателей экономического роста.

Из новейшего опыта можно отметить, что относительно положительных результатов размещения удалось добиться в Бразилии, Китае, Малайзии, Сингапуре, Индонезии, Индии и Польше. К примеру, в Малайзии в 1970–1980 годах была проведена массовая приватизация компаний с государственным участием. В результате на фондовый рынок страны было привлечено более 8 млн человек.

Рассматривая опыт народного IPO в обозначенных странах, волей-неволей делаешь скидку на то, что это так далеко и мы с ними такие разные, но и в новейшей истории СНГ есть пример аналогичных действий государства. Это, конечно же, Россия. И здесь хотелось бы остановиться подробнее, мы ведь все-таки из похожего теста сделаны.

Начиная с июля 2006 года, российские компании-гиганты начали активно размещать свои акции на отечественной фондовой площадке среди населения. Роснефть, Сбербанк и ВТБ, после широкой рекламной кампании, начали активную распродажу своих бумаг. Самыми дорогими акциями на момент размещения были акции Сбербанка. За одну бумагу банка ее потенциальный владелец должен был заплатить 89 тысяч рублей, что само по себе уже внушает страх, особенно в переводе на доллары США, по сегодняшнему курсу это почти три тысячи. Наибольшее количество инвесторов (131 тысячу человек) удалось привлечь к бумагам ВТБ, которые стоили на момент торгов 13,5 рублей. Но больше всего в денежном выражении смогла собрать Роснефть, которая получила в итоге порядка 280 млрд рублей, не намного уступив ВТБ по количеству инвесторов (115 тысяч человек).

Но дальше интереснее. Через некоторое время после размещения все бумаги упали в цене, а именно Роснефть – на 25,81 процента, Сбербанк на 49,21 процента, ВТБ – на 61,54 процента. Да и дивиденды по итогам года не слишком впечатляют. У Роснефти они составили 1,6 рубля на акцию, у Сбербанка – 0,51 рубля на обыкновенную акцию и 0,65 процента – на привилегированную бумагу, у ВТБ – 0,314 рубля. По цифрам видно, что население ничего, собственно, не приобрело, а только лишь потеряло.

По итогам российских торгов можно сделать ряд выводов, которые будут весьма полезны для Казахстана. Низкая стоимость акции совершенно не означает ее дальнейшего роста в будущем. Это очень хорошо видно по бумагам ВТБ. Население купилось на мизерность цены, но в итоге проиграло по всем фронтам: и в получении дивидендов, и в дальнейшей продаже бумаг. С другой стороны, Сбербанк показал, что высокая стоимость бумаг еще как имеет значение. Продавая бумаги практически по 3 тысячи долларов США, вряд ли приходится рассчитывать на повальный интерес населения. Так и вышло, Сбербанк привлек всего 30 тысяч человек к своим акциям. Не помогли, как говорится, ни история, ни имя. Следующее из области знаний, в котором, как известно, сила. Население с таким интересом обратилось к бумагам Роснефти, забыв, кажется, что важна не только специализация фирмы, но и ее финансовые показатели, которые уж очень сильно зависят от цены на нефть. А ведь она в период 2006-2009 годов была чрезвычайно волатильна, что в конечном итоге и сыграло злую шутку с частными инвесторами.

Глядя на законодательно-созидательный труд нашего государства, можно сказать, что многого из российского опыта мы не увидим точно. Ну, во-первых, правительство совместно с ФУР «Самрук-Казына», разбив компании на эшелоны при размещении, по сути, учло один из важных факторов возможной нестабильности курсов акций. Акции таких гигантов, как АО «НК «КазМунайГаз», АО «НАК «Казатомпром» и других добывающих компаний, мы сможем приобрести либо после 2015 года, либо не приобрести вообще. Аргументация очень простая: для акций этих компаний уж очень характерен риск волатильности котировок по причине внешних факторов, с которыми никто ничего сделать не может.

Во-вторых, в теории финансовых рынков существует гипотеза о том, что акции компаний с государственным участием являются недооцененными, но в последующем, как правило, в среднесрочный период, их доходность становится избыточной. Данная гипотеза, кстати, подтверждается эмпирически. Так вот, чтобы с нашими деньгами ничего не случилось в среднесрочной перспективе (через 1-2 года), государство устроило повальную ревизию ангажированных компаний, разработав систему оценки компаний-кандидатов, которая включает 6 критериев соответствия. Они простираются от ясности стратегии компаний до прошлых отношений с инвесторами. Одним словом, охватывают очень большой круг вопросов.

В-третьих, если все-таки цены на акции обрушатся после размещения, государство будет воздействовать на этот процесс с двух сторон. С одной стороны, допустив пенсионные фонды к участию в программе, разработчики привлекут дополнительную ликвидность в период подъема цен акций и достаточный спрос при их снижении. С другой – компании-эмитенты будут выступать в роли так называемых маркетмейкеров, которые в случае нестабильности рынка будут либо покупать, либо продавать акции.
В-четвертых, о вопросе доступности акций. Вопрос цены не будем трогать, оставим его пока на совести разработчиков, а затронем вопрос географической доступности. Акции смогут приобрести все: как жители больших мегаполисов, так и жители небольших аулов. Все это будет возможным за счет услуг Казпочты, которая станет трансфер-агентом программы. Ну а, собственно, при наличии брокерских и дилерских компаний в вашем городе можно будет приобрести бумаги через них.

Ну и наконец, в-пятых, вопрос знаний. Если у вас нет знаний о премудростях финансового рынка, государство предоставляет вам возможность узнать это. На Национальный банк возложена миссия повышения финансовой грамотности населения, которую он реализует с октября 2011 года.

Это далеко не полный перечень того, что сделало наше государство для удачного проведения народного IPO, а сделано действительно много, во всяком случае, с теоретической точки зрения. Ну а что можно посоветовать начинающему казахстанскому инвестору? Главное – не повторять ошибок наших братьев по Содружеству и помнить о том, что практика без теории все-таки ценнее, чем теория без практики.

Евгений КОЧЕТОВ, Астана

http://www.liter.kz


PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить