Каспийскому морю нужна международная защита

размер шрифта: Aa | Aa
03.05.2012 12:37
Экологическая катастрофа в Мексиканском заливе в результате аварии на нефтяной платформе месторождения Тайбер, разработкой которого занимается компания British Petroleum, заставила Казахстан пересмотреть меры безопасности при нефтедобыче в морских условиях.
Речь, конечно же, идет о морском месторождении Кашаган, откуда первую нефть после неоднократных переносов сроков добычи ожидают к концу этого года. У Кашагана с Тайбером есть не только сходства (например, глубина залежей нефти – 10,6 км в Мексиканском заливе и 5–6 км на Северном Каспии), но и такие серьезные различия, как особенность водного пространства – глубина на Тайбере составляет около полутора километров, на Кашагане же мелководье – всего 4–5 метров. На это, в частности, упирают разработчики: мол, в случае чего справиться с аварией в Каспийском море будет намного проще. Но подсолевые пласты Прикаспия характерны высоким содержанием в нефти вредных примесей, в частности сероводорода. В кашаганских, например, уровень этого химического элемента достигает 20%, отделять его будут в процессе переработки на заводе «Болашак» в Карабатане, а с увеличением уровня добычи – закачивать обратно в пласт. В Казахстане с недавнего времени к процедуре закачки газа в пласт приступает компания «Тенгизшевройл», но никто во всем мире не практиковал этот процесс на море. Кроме того, на Кашагане крайне высокое пластовое давление – до 850 атмосфер.
Разумеется, представители компании NCOC (оператор кашаганского месторождения) заявили о невозможности повторения трагедии Мексиканского залива, но, как утверждают экологические НПО, общественность до сих пор не владеет объективной информацией о предпринимаемых мерах безопасности.
Между тем нефтяники полным ходом строят нужный и важный объект под названием Северо-Каспийская экологическая база реагирования на разливы нефти (СКЭБР). Строительство идет близ устья реки Урал и государственного заповедника «Акжайык», в камышовых зарослях водно-болотистых угодий Каспийского моря. Название объекта говорит само за себя: его сотрудники должны будут первыми реагировать на аварийные ситуации при добыче и транспортировке нефти. Заказчиком первого в стране подобного рода объекта выступило предприятие «Тениз-Сервис» – дочерняя компания АО «НК «КазМунайГаз».
– На базе будут находиться склад оборудования первой необходимости по локализации нефтяного пятна и сбору пленки (боны, скимеры), а также станции экологического наблюдения и гидрометеорологии. Кроме того, предусмотрен и центр реабилитации животных, попавших в нефтяную западню. Базу реагирования будут обслуживать суда на воздушных подушках, – рассказывал генеральный директор ТОО «Тениз-Сервис» Газиз Кусаин главе ФБН «Самрук-Казына» Умирзаку Шукееву во время его недавнего визита в Атыраускую область. – Также в состав СКЭБР входит причал, швартовочный бассейн, ангар для хранения судов и вертолетная площадка.
Сопровождавший председателя фонда аким Атырауской области Бергей Рыскалиев вспомнил историю, когда в 1993 году Каспийское море подошло вплотную к городу, а на месте строительства СКЭБР жители ближайших населенных пунктов руками ловили юрких сазанов. Директор ТОО заверил, что проектировщики учли нрав непостоянного Каспия и изначально с помощью земляной насыпи подняли строительную площадку на полтора метра.
Строительству базы предшествовало небывалое для Атырау противостояние между проектировщиками и экологическими НПО. Стороны бились несколько лет. Разбирательство доходило до прокуратуры и суда. В частности, выявились нарушения с землеотводом, а во время процедуры согласования проекта не было учтено мнение государственных экологов.
Между тем никто, даже самые ярые противники не возражали против строительства базы как таковой. Весь сыр-бор разгорелся именно из-за места, выбранного под строительство, несмотря на имеющиеся альтернативные участки. СКЭБР расположен в непосредственной близости к  заповеднику «Акжайык», который, особенно в период гнездования и миграции перелетных птиц, становится пристанищем сотен тысяч пернатых, в том числе и занесенных в Красную книгу. Территория вокруг изобилует протоками и рыбоходными каналами. Так, согласно данным Атырауского филиала РГП «Научно-производственный центр рыбного хозяйства», строительство и эксплуатация СКЭБР в этом районе окажет негативное влияние на условия нагула рыбы, на нерест и скат молоди, а также на состояние зимовальных ям. Осенью через протоки в реку Урал заходит большое количество сазана, леща, судака, воблы и другой рыбы, которая остается на зимовки в ямах до весны.
Кроме того, «Министерство охраны дало отрицательную оценку строительству базы, которая не самым лучшим образом повлияет на флору, фауну и окружающую среду в целом», – сказала свое слово природоохранная прокуратура, по иску которой экономический суд Атырауской области признал решение о землеотводе незаконным. А коллегия по гражданским делам областного суда оставила жалобу ТОО «Тениз Сервис» без удовлетворения. Кроме того, экологические НПО выявили около двадцати нарушений экологического законодательства нашей страны, а также Орхусской и Рамсарской конвенций, ратифицированных Казахстаном.
На фоне разгорающегося противостояния пугающе прозвучало заявление специалистов департамента по ЧС, сделанное на международном научном семинаре-совещании под названием «Актуальные проблемы предупреждения чрезвычайных ситуаций техногенного характера при разработке углеводородных месторождений Северо-Восточного Каспия». В случае аварии при юго-восточном ветре нефтяное пятно через 4–5 часов подойдет к южной окраине города и погубит заповедник. И если на открытом водном пространстве надвигающееся пятно еще можно остановить, то попади нефть в камышовые заросли – очистить водно-болотистые угодья уже будет невозможно. В мире просто не существует такого рода методики. Придется все выжигать огнем.
В таком случае база реагирования нужна как воздух! А другого подходящего места для СКЭБР в Атырауской области просто нет – разводили руками разработчики проекта, особо подчеркивая, что СКЭБР будет находиться в «спящем режиме». На базе не будет активной деятельности, разве только периодические учения.
В ходе длительных дебатов выяснился еще один немаловажный факт. В 2010 году на нефтегазовой конференции KIOGE в Алматы директор Казахстанского научно-исследовательского геолого-разведочного нефтяного института (КазНИГРИ) Косан Таскинбаев сделал ошеломляющее заявление: в случае катастрофы на Каспии западные нефтяные компании не понесут никакой ответственности!
–  Каспийское море не имеет достаточной юридической международной защиты. Геологические ресурсы Каспийского моря не застрахованы. По нашим прикидкам, ускоренность возобновляемых биоресурсов в течение 50 лет составляет свыше 2 триллионов долларов, но они не подтверждены международными правовыми и арбитражными организациями. За потерю биоресурсов Каспийского моря нефтяные западные компании в настоящее время не несут никакой юридической и финансовой ответственности, – сообщил К. Таскинбаев.
В подтверждение тому – один факт. Когда атырауские чеэсники расследовали причины разлива в море соляной кислоты компании «Халибертон» и разлива неизвестной жидкости компании «Паркер», то они не нашли в контракте пункта, кто за что отвечает. Так что случись в море авария, члены консорциума будут судиться-рядиться между собой, а мы можем так и не узнать, кто виноват.
По словам руководителя КазНИГРИ, громадные природные резервуары с высоким пластовым давлением и температурой являются природной пороховой емкостью. Устье скважины будет представлять бушующий гейзер. Вода, смешиваясь с нефтью и газом, образует гремучий столб высотой до 300 метров, диаметром до 50 метров. Температура почвы у устья скважины достигнет 450 градусов. Похожую картину приходилось наблюдать при аварии на 37-й скважине тенгизского месторождения в 1985 году. Только каспийская катастрофа будет намного страшнее.
По мнению директора института, «для того чтобы своевременно обнаружить предвестник возникновение катастрофических нарушений земной коры, необходимы: непрерывные сейсмические наблюдения с системами постоянных скважинных телеметрических исследований, сейсмические просвечивания в районах аномального развития сейсмодеформационных процессов, повторные высокоточные геофизические наблюдения, геохимический мониторинг».
– Поэтому, кроме строительства Северо-Каспийской базы экологического реагирования, необходима организация межгосударственной базы прикаспийских стран по борьбе с катастрофическими нефтегазовыми выбросами в акватории Каспийского моря с центром в Астрахани или Баку, – считает Косан Таскинбаев.
«Зеленые» согласны с Косаном Мынбаевичем. По словам председателя НПО «Глобус» Галины Черновой, во время поездок в США тамошние нефтяники с гордостью показывали нефтяные платформы, похожие на целые мини-города, уверяя, что аварий просто быть не может. Но Мексиканский залив показал обратное. Кстати, в Каспийском море бурят не парочку, а целых 240 скважин, и совсем необязательно, что авария, подобная той, что произошла в Мексиканском заливе, разразится именно во время нефтедобычи. Это может случиться в любой момент. И если Мексиканский залив еще «оклемается», то Каспий – нет.
Проект строительства СКЭБР дважды выносился на общественные слушания и оба раза подвергался резкой критике со стороны общественности, ученых, экологов, представителей рыболовецких хозяйств. В итоге «делом о СКЭБР» занялись самые высокие инстанции. Что повлияло на окончательное решение – остается только догадываться, но в прошлом году ветер резко подул в другую сторону, и в камышах зашумела тяжелая техника. Сдача базы в эксплуатацию намечена на ноябрь этого года.

Артур ШИЛОВ, Атырау

03.05.2012

http://www.liter.kz


PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить