World Socialist Web Site: Документы WikiLeaks проливают свет на интервенцию в Ливии

размер шрифта: Aa | Aa
28.07.2011 00:12
Американские дипломатические депеши, опубликованные WikiLeaks, раскрывают ряд настоящих причин, а также дипломатическую напряженность, которые кроются за продолжающимися натовскими бомбардировками Ливии. Заботясь далеко не о «гуманитарной» интервенции с целью защиты мирных граждан от правительства Муаммара Каддафи, Вашингтон поддержал натовское вторжение по одной-единственной причине - желая установить режим, который бы лучше отвечал стратегическим интересам США, а также деятельности крупнейших нефтяных и газовых компаний. Депеши, датированные 2007 годом, т.е. три года спустя после того, как администрация Буша сняла санкции и формально восстановила отношения с режимом Каддафи в попытке обеспечить доступ к высоко ценимым ливийским запасам. До взрыва серии революционных восстаний, зафиксированного на Ближнем Востоке в этом году, Каддафи приветствовали с распростертыми объятиями и в США, и в целом на международной арене. 

Как демонстрируют депеши, не далее как в августе 2009 года американский сенатор Джон Маккейн (John McCain) возглавил двухпартийную делегацию конгресса высокого уровня, которая встречалась с Каддафи. Маккейн охарактеризовал «общий темп развития двусторонних отношений как великолепный». Сенатор Джо Либерман (Joe Lieberman) сказал: «Мы даже и предполагать не могли десять лет назад, что мы будем сидеть в Триполи, приветствуемые сыном Муаммара Каддафи», а также назвал Ливию «важным союзником в войне с терроризмом».
 
Не удивительно, что депеши говорят о «потенциале производства углеводородов» в Ливии и о «высоких ожиданиях» среди международных нефтяных компаний. Знаменательно, что режим Каддафи передал в Вашингтон проспект о еще более богатых запасах. Согласно информации депеши от сентября 2009 года, тогдашний действующий глава Ливийской Национальной нефтяной компании (National Oil Corporation - NOC) Али Сугхейр (Ali Sugheir) заявил американскому посольству, что крупные «осадочные бассейны с нефтяными и газовыми запасами были обнаружены в Ливии», а данные сейсмической разведки показывают, что «еще больше месторождений по всей стране только предстоит открыть».
 
Борьба десятков международных нефтяных и газовых компаний за то, чтобы заработать на снятии санкций, однако, вскоре вызвала две крупные проблемы для американских властей. Во-первых, по словам депеши от ноября 2007 года, «ливийский национализм в отношении ресурсов» - политика, направленная на увеличение контроля ливийского правительства и его доли в доходах от запасов углеводородов». Депеша зловещим образом приходит к выводу, что США должны продемонстрировать ливийскому режиму «явные недостатки» такого подхода.
 
Политика Каддафи вынудила нефтяные и газовые корпорации перезаключить свои контракты в соответствии с последним вариантом ливийского Соглашения о разведке и разделе продукции (Exploration and Productions Sharing Agreement - EPSA IV). В период между 2007 и 2008 годами крупные компании, такие как ExxonMobil, Petro-Canada, Repsol (Испания), Total (Франция), ENI (Италия), и Occidental (США) были вынуждены подписать новые соглашения с NOC, на значительно менее выгодных условиях, чем те, которые у них были прежде, и в общем вынуждены были заплатить 5,4 миллиарда долларов в виде авансовых «бонусных» выплат.
 
Депеша от июня 2008 года говорит о том, что Oasis Group, включающая американские компании ConocoPhillips, Marathon и Hess, была, по сообщениям, «следующей на очереди», несмотря на то, что уже заплатила 1,8 миллиарда долларов в 2005 году. Депеша задается вопросом, можно ли доверять Ливии, и рассчитывать на то, что она будет соблюдать условия новых контрактов по EPSA IV, или снова будет «стремиться к увеличению своей доли».
 
В депеше далее обсуждается вопрос о более широких последствиях контрактов, заключенных по EPSA IV. В то время как контракты были «в основном, выгодными» для нефтяных компаний, которые по-прежнему могли «сделать больше прибыли на каждом барреле добытой нефти», угроза принудительного пересмотра и перезаключения контрактов создала опасный международный прецедент - «новую парадигму для Ливии, которая может получить повтор по всему миру в растущем количестве производящих нефть стран».
 
Нефтяные гиганты и американское правительство были встревожены угрозами, которые сделал Каддафи, во время видеоконференции в январе 2009 года со студентами Джорджтаунского университета, пригрозив национализировать нефтяную и газовую отрасль. Депеша от января 2010 года гласит, что «риторика режима в начале 2009 года, включая слова о возможной национализации нефтегазового сектора, … вновь вывела этот вопрос на передний план».
 
Каддафи также попытался вынудить международные нефтяные компании внести свой вклад в Соглашение о компенсациях между Ливией и США. Подписанное в августе 2008 года, это соглашение подразумевало создание фонда для жертв бомбардировок при участии двух стран. Две депеши от февраля 2009 года сообщают о том, что Ливия выдвинула нефтяным компаниям ультиматум: внести свой вклад в этот фонд или «столкнуться с серьезными последствиями». Председатель Национальной нефтяной компании Ливии Шурки Ганем (Shurki Ghanem) недвусмысленно напомнил об угрозах Каддафи национализировать нефтяной сектор. Американский посол предупредил, что «оказание давления на американские нефтяные компании «переходит черту». ОН «призвал Ганема и его коллег принять во внимание долгосрочные отношения с Соединенными Штатами».
 
Второе неприятное последствие снятие санкций заключалось в том, что оно позволило Ливии развивать более тесные отношения с конкурентами США, в первую очередь, в Европе, Китае и России. Депеша от июня 2008 года описывает «недавний всплеск интереса к Ливии со стороны незападных международных нефтяных компаний (в частности, компаний из Индии, Японии, России и Китая), которые получили в последнее время массу концессий от Национальной нефтяной компании Ливии».
 
Депеша от марта 2009 года описывает, как итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони присутствовал при ратификации итальянско-ливийского договора «о дружбе и сотрудничестве», по которому Италия должна была выплачивать Ливии по 200 миллионов долларов в год в течение 25 лет за «колониальные нарушения», в обмен на гарантии «преференций для итальянских компаний в проектах по развитию экономики». Итальянский чиновник заявил американскому посольству, что целью итальянских интересов в Ливии были «нефть, нефть и еще раз нефть, и вопросы миграции».
 
Растущее присутствие Китая также вызывало озабоченность. Согласно депеше от февраля 2009 года, Китайские железные дороги получили в том году контракт на 805 миллионов долларов и годом ранее еще один контракт на 2,6 миллиарда долларов. Депеша от мая 2009 года сообщает о том, что Каддафи сказал командующему Американским командованием в Африке (US African Command) генералу Уильяму Уарду (William Ward), что Китай «будет превалировать» в Африке, «потому что он не вмешивается во внутренние дела». Депеша от сентября 2009 года гласила, что «китайские компании откопали несколько ниш для себя на ливийском рынке, а именно в секторе строительства и сфере телекоммуникаций».
 
Несколько депеш указывают на более тесные ливийские отношений с Россией. В апреле 2008 года российский президент Владимир Путин, по сообщениям, летал в Ливию в компании четырехсот помощников, журналистов и руководителей компаний, чтобы обеспечить «соглашение об обмене ливийского долга советских времен размером в 4,5 миллиарда долларов» на «крупный железнодорожный контракт и несколько будущих контрактов в области жилищного строительства и развитии электроэнергетики». Несколько меморандумов о взаимопонимании были подписаны с российским энергетическим гигантом Газпромом. На этой встрече Каддафи высказался против расширения НАТО на территории Украины и Грузии, обе из которых являются весьма чувствительными вопросами для России».
 
Самым важным, с американской стратегической точки зрения, было то, что Каддафи предположительно «озвучил свою удовлетворенность тем, что растущая сила России может служить необходимым противовесом силе США, что перекликалось с частой поддержкой ливийским лидером более многополярной системы международных отношений».
 
В этом контексте США культивировали отношения с определенными фигурами внутри режима Каддафи, и тайно обсуждали выгоды ухода Каддафи со сцены. Депеша от июля 2008 года рассказывает о том, как Ибрагим эль-Мейет (Ibrahim el-Meyet), “близкий друг» Ганема (и источник, которого следовало «строго охранять») сказал американскому посольству, что он и Ганем «пришли к выводу, что настоящих экономических или политических реформ в Ливии не будет до тех пор, пока Каддафи не уйдет с политической арены», а это «не произойдет до тех пор, пока Каддафи жив».
 
Еще одна депеша от января 2009 гласит, что, по сообщениям, были «два сорта мышления» внутри ливийского правительства - «проамериканский лагерь, и группа, которая сохраняла подозрительное отношение к американским мотивам и выступала стойко против расширения контактов и сотрудничества». В то время как Каддафи и его сыновья, предположительно, принадлежали к «проамериканской группе», Каддафи «поддерживал увеличение американо-ливийского сотрудничества, но с «условиями», порожденными постоянной озабоченностью тем, что настоящей целью отношений США с Ливией была смена режима» (подчеркнуто мною).
 
Опасения Каддафи были вполне обоснованными. За кулисами напряженность выросла с приходом администрации Обамы. Депеша от 2009 года гласит, что ливийское правительство «опасалось, что новая американская администрация может начать проводить совершенно иную политику по отношению к Ливии». В ней говорится о «влиятельных лицах в Ливии, которые выступают серьезно против улучшения отношений с Соединенными Штатами, которые много потеряют, если существующий режим ощутимо изменится, и которые рассматривают США как вероятного катализатора подобных реформ».
 
Депеши показывают, что американское правительство усиленно следило за политической оппозицией режиму Каддафи в восточной Ливии, где сейчас базируется «повстанческий» Переходный национальный совет. Депеша от февраля 2008 года говорит о, по сообщениям, преднамеренной политике ливийского правительства, направленной на то, чтобы «оставлять восток бедным как средство, при помощи которого может быть ограничена потенциальная политическая угроза режиму Каддафи», что привело к тому, что «многие молодые восточные ливийцы оказались уверены, что им нечего терять, участвуя в экстремистских актах насилия на родине», а также против американских сил в Ираке.
 
Также активизировались отношения с элементами внутри правительства Каддафи. Когда министр иностранных дел Муса Куса (Musa Kusa) встретился с генералом Уильямом Ярдом (William Ward) в мае 2009 года, он напомнил генералу, что он «часто и открыто делился своими взглядами с американскими контактными лицами в Центральном разведывательном управлении (ЦРУ) и Госдепартаменте». Куса бежал из Ливии в Англию на частном самолете 30 марта этого года.
 
Далее депеши WikiLeaks показывают, что претензии администрации на свержение ливийского правительства и признание ею неизбранного «повстанческого» режима в Бенгази не имеет ничего общего с «гуманитарными» опасениями. Напротив, Белый дом отреагировал на дестабилизирующее влияние борьбы в арабских странах, в том числе и в Ливии, обернувшись резко против своего былого «важного союзника».
 
Администрация Обамы активизировала приготовления, причем еще по крайней мере с 2007 года, с целью добиться свержения режима и установления другого, более близко отвечающего американским интересам. И совсем не о защите гражданского населения шла речь, когда американское правительство стремилось предотвратить любой настоящий народный мятеж против Каддафи, все дело основывалось на экономических и стратегических соображениях, будучи подталкиваемым соперничеством великих держав и требованиями корпоративной прибыли.

ИноСМИ

«Нефть России», 27.07.11

PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить