Условие входа Туркмении на газовый рынок Европы - "не вмешиваться в бизнес"

размер шрифта: Aa | Aa
27.08.2011 15:13

Эксперт киргизского Института стратегического анализа и прогноза (ИСАП) Язмурад Хуммедов считает, что концепция сотрудничества, предложенная Ашхабаду Европейским Союзом, вступает в противоречие с газовыми интересами Туркмении. По его словам, ЕС увязывает возможность его подключения к проектируемой газотранспортной системе NABUCCO с предоставлением иностранным компаниям контрактов на разработку блоков на шельфе Каспия.

"Такая схема оставляет не у дел месторождения Восточной Туркмении, для экспорта газа которых страна строит гигантский газопровод "Восток - Запад" к побережью Каспия. Официальный Брюссель предложил Ашхабаду условия участия туркменского газа в поставках из Каспийского региона в Европу. Их основа - поддержка туркменских планов экспорта в обмен на предоставление ЕС эксклюзивных полномочий на ведение переговоров о поставках", - отмечает Хуммедов.

Он также сообщил, что учрежденное в 2010 году в структуре управления Еврокомиссии Агентство кооперации энергетических регуляторов (ACER) готовит создание Каспийской корпорации развития (CDC). Корпорация формируется "как инструмент координации ЕС закупок и транспортировки газа из Каспийского региона".

"Сутью этой политики является создание коллективного представителя Европы в газоэкспортном диалоге с Туркменией, способного выстроить партнерство с сильных для ЕС позиций. Собственно говоря, некоторые страны Старого Света давно предлагают выступать "единым фронтом" на переговорах об объемах, цене, и иных условиях поставок с российским "Газпромом". Однако Россия, как преемница СССР, имеет слишком давние двусторонние контакты с крупными европейскими странами-импортерами газа, чтобы те отказались от устойчивых отношений ради "нового порядка", устанавливаемого Брюсселем. Туркмения - дело другое: здесь история партнерства с Европой пишется с чистого листа, а влияние и роль каспийской страны в международном энергетическом и геополитическом распределении сил уступает российским. В то же время Ашхабад находится в поиске своего места на континентальном газовом рынке, и, предлагая принципиальную поддержку этих усилий, ACER, похоже, рассчитывает, что туркмены согласятся на коммерческие уступки, которых Европа не может добиться от России", - считает эксперт ИСАП.

По его мнению, нынешний план ACER предполагает, что поставки туркменского газа и наращивание их объемов будут проводиться CDC. Европейцы обещают содействие в создании транспортной инфраструктуры, и решении вопроса обеспечения спроса на дополнительные объемы из Каспийского региона. Эти общерегиональные поставки рассчитываются ориентировочно на 30 млрд кубов газа в год для всего газотранспортного проекта "Южного коридора". (Напомним, что главной газотранспортной артерией в нем планируется трубопровод NABUCCO с пропускной способностью 17 млрд кубов в год на первом этапе, и 31 млрд в результате пока хронологически не определенного расширения).

"Агентство обещает, что CDC будет задействована после принятия конкретного решения Туркмении по поставкам для Европы. Однако требования к Ашхабаду этим не исчерпываются. План ACER оговаривает, что помимо взятия на себя экспортных обязательств Туркмения должна выдать "лицензии на разработку оффшорных блоков иностранным партнерам на условиях СРП". То есть европейцы не только хотят определять условия экспорта туркменского газа, но и указывают Ашхабаду, какими должны быть источники поставок. При таком распределении ролей Туркмении достается амплуа статиста, который должен однажды связать себя обязательствами "по поставке газа к морской границе". То есть санкционировать чужой экспорт, а затем, уже не вмешиваясь в бизнес, переставший быть своим, остаться на берегу течения событий. Не слишком ли высокая плата для газовой отрасли страны за право стать поставщиком "ее величества" Европы?", - резюмировал аналитик киргизского Института стратегического анализа и прогноза.

PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить