СМИ: Россия втягивается в газовую войну с Европой

размер шрифта: Aa | Aa
20.09.2011 17:07

Россия и Евросоюз ведут настоящую «войну газопроводов». Причем несуществующих. Театром военных действий являются Черное море, Кавказ и Каспий. Борьба идет за центральноазиатский и каспийский газ. А орудием борьбы служат два конкурирующих проекта газопроводов – российский «Южный поток» и европейский Nabucco. Самое удивительное, что обе стороны играют при этом в одни ворота: и тот, и другой проект призван улучшить газоснабжение Европы. Просто ЕС хочет уменьшить зависимость от России в этом вопросе (Nabucco должен пройти в обход российской территории), пишет Yтро.ru.

В последнее время казалось, что Россия окончательно перехватила инициативу на газовом фронте. Преодолев сопротивление «санитарного кордона» (Прибалтики, Польши, Финляндии), она достроила газопровод «Северный поток» по дну Балтийского моря прямиком в Германию, и теперь хочет развить успех на южном фланге. Там конкурирующий проект Nabucco давно пребывает в нокдауне из-за того, что для его реализации не хватает газа. На Кавказе его мало, а Туркмения и Казахстан отделены Каспийским морем. Более того, даже Азербайджан – единственная надежда Nabucco – договорился с Россией о поставках избыточных объемов газа. Казалось, «Южный поток» должен победить. 

Но вот Евросоюз предпринял неожиданное наступление, буквально марш-бросок в Центральную Азию. Он начал переговоры с Туркменией и Казахстаном о поставках газа. А чтобы эти поставки стали реальностью, европейцы планируют проложить газопровод по дну Каспийского моря. И уж тогда вопрос о наполнении Nabucco будет решен. Еврокомиссия получила мандат на соответствующие переговоры от всех стран ЕС, и поэтому еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер с гордостью заявляет, что теперь «Европа говорит в один голос». Он заверил, что никакие «потоки» или политическое давление на Баку или Ашхабад не заставят Европу отказаться от идеи строительства Транскаспийского газопровода и Nabucco.
 
Такого упорства от ЕС, похоже, никто не ожидал. Тем временем позиции России на южном газовом фронте ослабли еще и потому, что Азербайджан, похоже, вновь встал на сторону европейского проекта, будучи недоволен позицией России по карабахской проблеме.
 
Однако Россия тут же выстроила новую линию обороны против европейской атаки. Она подняла на щит неурегулированный статус Каспийского моря. Пять государств, имеющих к нему выход (Россия, Казахстан, Туркмения, Иран и Азербайджан) вот уже много лет ведут переговоры, но не могут договориться, как им вместе управлять морем и разделить его ресурсы. Однако в чем они единодушны, так это в своем стремлении решать все вопросы, связанные с этим закрытым водоемом, сообща и без участия посторонних. Данный принцип они закрепили в соответствующих документах, подписанных всеми пятью странами. Это должно означать, что никакой Евросоюз не может строить газопровод на Каспии без согласия всей пятерки. Об этом громко напомнил Брюсселю российский МИД.
 
Но в том-то и беда, что правовой режим Каспийского моря не согласован в деталях и не закреплен документально. Поэтому его можно трактовать по-разному. И теоретически два противолежащих государства, чьи исключительные экономические зоны на Каспии смыкаются (скажем, Азербайджан и Туркмения), могут заявить, что вправе соединить свои берега трубопроводом без согласия остальных, основываясь на общих принципах международного морского права. И еще не известно, чьи доводы окажутся убедительнее, если дело дойдет до международного арбитража. А самое главное: пока будет длиться спор транскаспийский газопровод успеют построить.
 
Одним словом, каспийская оборона России может не устоять под европейским натиском, поддержанным центральноазиатскими экспортерами газа (которые не прочь получить экспортный маршрут, альтернативный российскому). Впрочем, сам Гюнтер Эттингер предлагает российской стороне перемирие на южном фронте. Он говорит, что Евросоюз вовсе не против «Южного потока», пусть Россия его строит. Но пусть, дескать, она смирится с тем, что Nabucco и Транскаспийский газопровод тоже будут построены. К тому же это пойдет на пользу самой России. По его словам, «русским выгодно иметь долю на газовом рынке Европы в 30% от 600 миллиардов кубометров, нежели 40% от 400 миллиардов». Иными словами, чем меньше будет наша доля (независимо от абсолютных цифр), тем меньше у нас будет проблем с Брюсселем. А значит – больше газопроводов, хороших и разных!
 
В принципе, в таком же ключе давно высказываются и представители российской стороны: да нет у нас никакой конкуренции между газопроводными проектами! В Европе растет потребление газа, так что в итоге все трубы будут востребованы. Однако обе стороны кое-что недоговаривают. Все дело в ресурсной базе: и Nabucco, и «Южный поток» рассчитывают, в том числе, на туркменский и казахстанский газ. За него-то и ведется борьба. А выиграет, скорее всего, не тот, кто предложит среднеазиатским партнерам более заманчивый проект, а тот, кто первым подставит готовую трубу под их газ.
 
Так что борьба продолжается. И Россия переходит в контрнаступление. В минувшую пятницу участники проекта «Южный поток» — «Газпром», ENI, EdF и BASF/Wintershall — подписали в Сочи соглашение акционеров компании South Stream Transport, что было необходимо для начала строительства подводного участка газопровода. Осталось наскрести для этого $10 миллиардов, - передает vlasti.net.

«Нефть России», 19.09.11, Москва

PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить