Вопросы газа: есть ли у туркмено-украинского альянса будущее?

размер шрифта: Aa | Aa
26.09.2011 19:23

Основным трендом недели стала активизация энергетического противостояния между Россией и Украиной. Последние месяцы Киев пытается добиться снижения стоимости продукции "Газпрома". Для того, чтобы сбить цены на энергоносители Киев предпринял ряд враждебных шагов. Так, в начале сентября руководство Украины заявило, что собирается ликвидировать "Нафтогаз" путем разделения энергохолдинга на отдельные компании, чтобы заставить российскую сторону переподписать ныне действующие газовые соглашения. В ответ руководитель "Газпрома" Алексей Миллер ответил, что пересмотр цен на российский газ будет возможен только в случае, если Украина согласится объединить "Нафтогаз" и "Газпром"

В ответ на демарш Москвы Янукович поехал в Туркмению, надеясь договориться о поставках газа. При этом в Туркмении уже сейчас Украине дают возможность добывать до 5 млрд кубометров ежегодно, однако доставка этого газа на Украину проблематична: альтернативная труба (в обход российской территории) ожидается в 2015 году. Газ из этой трубы в итоге будет стоить около $270 за тысячу кубометром. И это не считая стоимости строительства транскаспийского газопровода и терминала по приему сжиженного газа на Украине, который также ожидается в 2015 году.

Несмотря на изначальную слабость переговорных позиций с Туркменией, Януковичу пришлось поехать в Ашхабад. Президент Украины рассчитывал "дезавуировать" эффект от соглашения по "Южному потоку". Страх Киева в отношении российского проекта понятен. Nord Steam и South Stream могут полностью закрыть украинский транзит уже в 2018 году.

Соглашение по "Южному потоку" подписали "Газпром", Eni, EdF и Wintershall. Подготовка к подписанию началась в марте, когда газовая монополия и германская Wintershall представили меморандум о взаимопонимании. В частности, в документе было зафиксировано, что доля участия нерезидента в компании South Stream AG составит 15% с сохранением за "Газпромом" 50% пакета. Меморандум был призван ослабить позиции Eni в "Южном потоке" и защитить проект от притязаний Еврокомиссии. Последняя активно давит на отечественный проект при попустительстве итальянской компании.

В прошлом году серьезным аппаратным ударом для "Газпрома" стало заявление итальянского партнера газовой монополии. Так, руководитель Eni Паоло Скарони предложил объединить трубопроводы "Южный поток" и Nabucco. По его мнению, соединение хотя бы части этих проектов было бы выигрышным для них обоих. Согласно топ-менеджеру, такое объединение позволило бы сократить объем инвестиций и операционных расходов, тем самым увеличив прибыль от газопроводов.

Недружественный демарш Паоло Скарони стал ответом на подключение к South Stream французской Electricite de France (EdF). Данное решение "Газпром" лоббировал с осени 2009 года. Дело в том, что до последнего времени, несмотря на поддержку итальянских (Eni, Enel), германских компаний (E.On, BASF) и согласие основных транзитеров, реализация проекта затягивалась. Причиной, стали действия представителей Nabucco с целью ослабления российского газопровода. Причем, активную поддержку конкурентам "Газпрома" оказывала французская сторона. Ситуация стала меняться во второй половине 2009 года когда "Газпром" активизировал сотрудничество сразу с двумя французскими компаниями – Total и GdF SUEZ. Первая подписала с "НОВАТЭКом" (связанным с газовой монополией) соглашение о создании СП для освоения Термокарстового газоконденсатного месторождения, вторая активизировала переговоры по приобретению доли в Nord Stream AG – операторе "Северного потока". Однако, как и в случае с GdF, подключение EdF к "Южному потоку" спровоцировало серьезный внутрикорпоративный конфликт "Газпрома" и Eni. Противостояние газовой монополии и резидента удалось частично дезавуировать только летом этого года.

Об этом пишет Дмитрий Абзалов, как передает www.centrasia.ru.

«Нефть России», 26.09.11, Москва

PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить