Собрались эксперты о Каспии поговорить…

размер шрифта: Aa | Aa
30.03.2012 10:06

Ярослав Разумов. 
...Те коллеги, которые хорошо помнят позапрошлое и первую половину прошлого десятилетий, не дадут ни соврать, ни ошибиться: мало какая иная тема в то время могла соперничать с темой исключительного богатства нефтью и газом казахстанской части Каспийского шельфа. То есть, говорилось об огромных ресурсах всей северной его части, но всегда при этом акцентировалось – казахстанский его сектор богат особо. Например, в 1997 году говорили о том, что предполагаемые запасы нефти на нем могут доходить до 12 млрд. тонн. Если бы это оказалось правдой, то сегодня страна занимала бы почетное третье место в мире по этому показателю. Увы, сегодня, по одним данным Казахстан занимает 18-е место, по другим – и вовсе не входит в 20-ку стран-лидеров по запасам. Целый ряд фиаско с разведочным бурением на шельфовых участках и бесконечные и мало понятные отсрочки запуска Кашагана сделали свое дело.


Но поговорить о Большой Нефти Каспия у нас любят и сейчас. Некоторое время тому назад в Алматы прошла конференция «Безопасность и энергия Каспийского пространства», проведенная Фондом Фридриха Эберта и журналом «Эксклюзив». Правда, к чести всех ее участников надо сказать, что о былых, запредельных, ожиданиях от шельфа речь уже не шла. Спорили о том, велики ли они в принципе, или нет. Расул Жумалы, главный редактор журнала «Эксклюзив», считает, что они не столь и мизерны. А политолог Константин Сыроежкин склонен верить оценкам компании «Бритиш Петролеум» - объем всех ресурсов Каспийского шельфа, а не только его казахстанской части, составляет от 1% до 4% от мировых запасов. Как распределяются эти ресурсы внутри региона, по национальным секторам, остается только гадать. Но как не вспомнить, что у нас до сих пор не добыто с шельфа ни 1 барреля нефти, а вот «Лукойл» на российской части качает нефть уже два года. Пока, правда, немного, менее полумиллиона тонн в год, но ожидают, что к 2015 будут добывать уже 8 млн. тонн. То есть, примерно к тому времени, когда, может быть, только начнет работать Кашаган. Хотя, с точки зрения региональной экономики и энергетики значимость Каспия никто не оспаривает.
Но, слава Богу, нефть у нас пока еще есть где добывать и кроме шельфа. Но у экспертов нет единого мнения о том, куда ее правильно продавать. Политолог и публицист Султан Акимбеков считает, что продавать нефть и газ надо тем, кто сможет за это заплатить, и любые трубопроводы из каспийского региона, даже через Афганистан на Пакистан, есть благо для Казахстана и других стран региона. А его коллега Константин Сыроежкин убежден, что именно геополитические резоны должны лежать в отношении к тем или иным направлениям экспорта нефти. И еще – экологические, о которых, как правило, забывают. Так, ориентация на резкое наращивание объемов добычи и экспорта неизбежно приведет к еще большему и комплексному ухудшению экологии региона. Спор интересный, хотя и теоретический – пока основные направления экспорта определяют западные компании, на которые, как известно, приходится львиная доля добываемой в Казахстане нефти.

Этот факт, как известно, сильно раздражает многих в Казахстане. И, с моральной точки зрения, это раздражение оправдано, другое дело – кто должен быть его адресатом. Но вот что можно реально сделать теперь, когда все договора СРП подписаны и работают не первое десятилетие? Г-н Сыроежкин справедливо заметил, что попытки их пересмотреть с казахстанской стороны натолкнуться на обращение в арбитражный суд в Стокгольме, «который мы, со 100%-й вероятностью, проиграем». Хотя эксперт и сожалеет, что реальное решение очень многих вопросов на Каспии зависит от этих игроков.
Что касается германских участников конференции, то их «красной линией» были предсказуемые тезисы – центральноазиатским странам нужно стараться выйти на рынок ЕС со своими нефтью и газом, минуя Россию. Чего она старается не допустить. В определенной мере новизной стало то, что некоторые из немецких гостей старались (хотя и сдержанно и, как бы, опосредованно) привлечь внимание казахстанской аудитории к потенциальной опасности со стороны Китая. Йорг-Дитрих Накмайр, эксперт Европейского Союза по вопросам безопасности, заметил: «Китай движется достаточно настойчиво на Запад, усиливая свою зону влияния… Лишь немногие наблюдатели на Западе знают, что Китай выдвигает притязания на определенные части Центральной Азии, как это ясно из брошюры китайского Министерства пропаганды от 1995 года».
В целом можно сказать, что дискуссия в очередной раз показала главное: что бы ни ожидали от ресурсов региона в Пекине, Берлине или где либо еще, на данный момент и энергетическая, и, во многом, геополитическая динамика вокруг него, фактически, находятся в застывшем состоянии. Дальнейшая их динамика будет определяться подтверждением или опровержением наличия действительно больших запасов нефти и газа. То есть, активизацией таких проектов, как разработка Кашагана в Казахстане или, например, Южного Йолотаня-Османа в Туркменистане. До тех пор вряд ли можно ожидать чего-то нового в этой ситуации. Хотя Каспий уже тем играет положительную роль для окружающих его стран, что создает поводы для экспертных дискуссий.

http://www.dialog.kz

PDFПечатьE-mail
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить