KAZENERGY - устойчивое развитие казахстаской нефтегазовой отрасли

размер шрифта: Aa | Aa
alt

Ассоциация KAZENERGY объединяте 50 комапний нефтегазового и энергетического сектора из разных стран, действующих в Казахстане. На долю ее участников приходится более 90% всего объема нефти и газа, добываемого в республике, почти весь объем налоговых поступлений в государственный бюджет от углеводородной отрсали.

Генеральный директор Ассоциации Д.Ж. Сарсенов, рассказывает о том, как нефтяное сообщество воспринимает увеличение экспортной пошлины, как оно может повлиять на отрасль, и что предлагает KAZENERGY правительству для обеспечения устойчивого развития казахстанской «нефтянки».

– Джамбулат Жакиевич, правительство приняло постановление об удвоении размера пошлины на экспорт нефти, подняв его до $40 за тонну. Каково отношение членов ассоциации к этому решению и каковы ваши аргументы?

– Нам понятно, что правительство за счет увеличения экспортной таможенной пошлины (ЭТП) стремится пополнить бюджет, ведь нефтяная отрасль – традиционно один из основных источников доходов государства. Пошлины идут в бюджет напрямую и в полном объеме, в отличие, скажем, от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), поступления от которого делятся с Национальным фондом. Сейчас же на стадии выхода из кризиса для развития экономики важнее увеличить возможности для текущих расходов, то есть бюджет, а не сбережения - Нацфонд.

Но наши возражения вызывает рост двойного налогообложения для нефтяной отрасли. Ведь недропользователи платят помимо НДПИ (до 18%), исчисляемого из объема добытой нефти с учетом котировок цен на мировом рынке, других специальных и стандартных платежей, еще и рентный налог на экспорт, определяемый в зависимости от цены поставок, и доходящий до 33%, а также фиксированную ЭТП. Плата за экспорт, таким образом, взимается дважды, что снижает его доходность.

Правительство старается тем самым повысить привлекательность внутреннего рынка для компаний-поставщиков. Но недропользователи за счет экспорта стремятся обеспечить доходность своего бизнеса, в том числе для увеличения инвестиций. В годы кризиса, когда доходы от недропjльзования снизились, многим компаниям пришлось сократить производство, другим -пересмотреть bинвестиционные планы и темпы наращивания добычи. Нефтяные предприятия были вынуждены, что называется, затянуть пояса, и отрасль в целом, хотя и обеспечила рост, но темпы сильно замедлились. В 2009 году было добыто 76,45 млн т, что на 8,3% больше, чем в 2008-м, а в прошлом году производство cоставило 79,5 млн, то есть показатель роста уменьшился почти вдвое.

Между тем в планах правительства доведение в 2015 году уровня производства нефти до 100 млн т, а для этого необходимы инвестиции в отрасль.

Есть и другая сторона медали. Нефть в Казахстане добывается более 110 лет, в районах традиционной разработки, где действует, например, «КазМунайГаз» (КМГ), себестоимость ее производства очень высока, и для поддержания рентабельности бизнеса важен каждый доллар в соотношении расходов и доходов. Повышение ЭТП в данном случае оказывает очень драматичное dвлияние на работу КМГ.

– Насколько решение правительства соответствует действующему законодательству и условиям контрактов?

– Правительство действует в рамках закона. Но, на мой взгляд, возникает вопрос о соответствии фискальной практики задаче развития экономики в целом, поставленной и президентом и самим правительством. Для того чтобы участники рынка могли инвестировать, им нужны свободные средства, а они возникают, когда у недропользователей после уплаты налогов остается значительная прибыль. Мне представляется, что правительство осознает это, ведь когда 1 января 2009 года вводился в действие новый Налоговый кодекс, было провозглашено, что повышение фискальной нагрузки должно позволить компаниям сохранять рентабельность на уровне не менее 25%. Но нынешнее повышение ЭТП сильно уменьшает доходы недропользователей. Члены Ассоциации, конечно, будут выполнять свои социальные обязательства перед акиматами, но компаниям придется экономить на зарплатах для своих работников, социальных пакетах, на обучении и переподготовке кадров, что, в общем-то, необходимо для инновационного развития.

alt

– Есть ли компании - члены ассоциации, на которых не распространяется это постановление? И почему?

– Действующее законодательство освобождает от уплаты ЭТП тех недропользователей, у кого в условиях контрактов есть пункт о стабильности платежей в бюджет. Это соглашения о разделе продукции и контракты, ратифицированные Парламентом РК или Указом Главы государства, как у «Тенгизшевройл». Но на самом деле число льготников очень ограничено, и, например, КМГ в их число не входит.

– Каковы размеры доходов, которые могут недополучить плательщики ЭТП?

– Следует разделить эти потери на прямые текущие и косвенные долгосрочные. В прошлом году при ставке ЭТП $20 за тонну плательщики пошлины совокупно потеряли, примерно, 80 миллиардов тенге. При удвоении ставки и сохранении тех же объемов экспорта эта сумма составит приблизительно 160 млрд т. Размер косвенных потерь подсчитать сложнее, но в него следует включать упущенную прибыль, которую нынешнее недропользователи не смогут получить из-за сокращения или замедления роста производства углеводородов, освоения новых ресурсов, стоимости акций и капитализации казахстанских компаний, других параметров хозяйственной жизни.

– Может ли это решение повлиять на инвестиционные планы компаний?

– В кризисные годы многие компании были вынуждены внести изменения в бизнес-план и бюджет, уменьшив объем инвестиций. Повышение ЭТП ставит нефтяников перед необходимостью вновь делать это. А между тем правительство недавно утвердило Программу развития нефтегазового сектора на 2010-2014 годы стоимостью $34 млрд, основную часть которых должны обеспечить собственные средства компаний и их займы. КМГ, например, планирует вложить миллиарды долларов, чтобы увеличить объем нефтепереработки почти на 25%, углубить ее уровень до 87-90%, полностью обеспечить республику качественным моторным топливом. То есть инвестиционная нагрузка на нефтяников повышается, задачи растут, а инвестиционный потенциал снижается. Такие «ножницы» создают риски не только для отрасли, но и для экономики Казахстана в целом.

– Как такого рода решения властей могут повлиять на инвестиционный климат в Казахстане?

– Глобальный рынок инвестиций не так уж велик, и конкуренция за их привлечение между различными странами высока. Поэтому в интересах Казахстана сдерживать рост экспортной пошлины для сохранения привлекательности нашего нефтегазового комплекса в глазах инвесторов. Есть тут и другая сторона проблемы: характер вложений. Государству и отрасли выгоднее иметь стратегических, долгосрочных инвесторов, нежели портфельных, готовых и покупать и сбрасывать акции казахстанских компаний в зависимости от конъюнктуры на фондовом рынке. А когда налоговый режим чрезмерно жесток, то в первые ряды инвесторов выдвигается рисковый, спекулятивный капитал, заинтересованный в биржевых операциях, но не в устойчивом развитии казахстанских предприятий и отрасли в целом.

– Возможно ли, что правительство пойдет на кардинальные меры, например, уравняет размеры ЭТП в Казахстане и России, где она выше в разы? И как, на ваш взгляд, может отреагировать на это сообщество нефтегазодобытчиков?

– Проводить параллель с Россией в части ставок ЭТП было бы некорректно. У наших соседей высокая пошлина, зато у них нет рентного налога на экспорт, да и НДПИ при определенных условиях считается по нулевой ставке. У нас другой подход к исчислению ЭТП, иные объемы добычи и транспортировки. С другой стороны, достаточно суровый налоговый климат в России подталкивает ее нефтяников экспортировать свою деятельность в другие страны. Мы же хотим, чтобы добывающая, перерабатывающая, нефтехимическая отрасль развивалась, прежде всего, в Казахстане. А для этого нужен взвешенный подход к налогообложению нефтяников, и наша Ассоциация старается сблизить позиции правительства и участников рынка. Я уже рассказывал в прессе, что KAZENERGY разработала предложения для рационализации нефтяного налогообложения. При поддержке «КазМунайГаз» и «Самрук-Казына» мы передали в правительство проект мер о предоставлении льгот компаниям, работающим на высоковязких, обводненных, малодебитных или выработанных месторождениях. Идея в том, чтобы уменьшить для них ставку НДПИ. Сделать так, как поступила Россия в отношении аналогичных месторождений в Татарстане. Правительство уже несколько месяцев обещает принять необходимое постановление, но пока поддержка остается только на словах.

Мы также предлагаем сбалансировать последствия от удвоения экспортной пошлины. То есть уменьшить размер рентного налога на экспорт на сумму ЭТП. я уверен, правительству и недропользователям нужно продолжить разработку налоговой системы для нефтегазовой отрасли. Фискальная нагрузка не должна быть маленькой или большой, она должна быть целесообразной.

Беседу вела Жулдыз Джумадилова

PDFПечатьE-mail