Увеличивать долю в Кашагане мы пока не планируем. Интервью с вице-президентом НК «КазМунайГаз» Д. Берлибаевым

размер шрифта: Aa | Aa
29.05.2008 00:00

altКазахстан остается приоритетным партнером России в СНГ. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что первый зарубежный визит российского президента Дмитрия Медведева, состоявшийся 22 мая, пришелся именно на эту страну.

В свою очередь главной составляющей сотрудничества двух стран остаются совместные углеводородные проекты. На вопросы обозревателей «Газеты» Антона Иваницкого и Оксаны Гавшиной о судьбе этих проектов ответил вице-президент национальной казахстанской компании «КазМунайГаз» Данияр Берлибаев.

- В рамках вступления страны в ВТО Казахстан рассматривал возможность отмены понижающего коэффициента на транспортировку нефти на внутреннем рынке?

- Тарифы на поставки на внутренний рынок, на нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) отличаются. Конечно, в рамках подготовки вступления в ВТО вся тарифная система будет пересмотрена. Это политика правительства, это политика ВТО.
- Тот факт, что Казахстан собирается построить газоперерабатывающий завод (ГПЗ) на месторождении Карачаганак, не нарушает договоренности с российской стороной о поставках газа на Оренбургский ГПЗ (ОГПЗ)?
- Нет, не нарушает. Дело в том, что было подписано и ратифицировано соглашение с российской стороной о поставках газа на ОГПЗ. И от этих планов мы не отказываемся, продолжаем и дальше проводить эту работу. Что касается планов построить ГПЗ на территории Казахстана, то речь идет о так называемом третьем этапе развития месторождения Карачаганак, где будет увеличена доля добычи и газа, и жидких углеводородов. Тот объем, который предусмотрен для ОГПЗ, остается в силе.
- Когда начнет работу СП «Газпрома» и «КазМунайГаза» на базе ОГПЗ?
- В июне мы собирались определить дальнейший time schedule, но пока мы не дали добро на третий этап развития Карачаганакского месторождения.
- Недавно Россия и Казахстан сформулировали единую позицию относительно проблемы увеличения производственной способности нефтепроводной системы Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Встретила ли эта позиция понимание у остальных участников проекта? Когда будут оформлены договоренности?
- Мы давно обсуждаем эту проблему. И расширение КТК является насущной необходимостью для нефтепроизводителей в Казахстане. После того как мы согласовали вопрос с «Транснефтью», а правительства Казахстана и России - между собой, мы обращаемся с нашей единой позицией к другим акционерам. Мы проголосовали за резолюцию о том, что этот меморандум является значительным шагом вперед для расширения КТК и что акционеры приложат все усилия для согласования позиций. Остается несколько спорных вопросов, которые мы обсуждаем. Но в общем все акционеры воспринимают это положительно.
- Когда Казахстан начнет переговоры с Грецией и Болгарией по поводу нефтепровода Бургас - Александруполис? Какова переговорная позиция Казахстана?
- Расширение КТК мы не обусловливаем участием в проекте Бургас - Александруполис. Мы не синхронизируем эти процессы, хотя они друг от друга, конечно, зависят. Появляется казахстанская нефть на Черном море, и российская сторона предложила нам участвовать в проекте. Прежде всего номинировать нефть - около 17 млн тонн. Мы в принципе проект поддерживаем, разумеется, лишь на равных, недискриминационных условиях. С «Транснефтью» и Российской Федерацией этот вопрос согласован. Сейчас мы следим за развитием проекта. До сих пор ни мы не выходили на переговоры с болгарской и греческой сторонами, ни они на нас. Пока лидером этого процесса является «Транснефть». Как только у проекта появятся более конкретные очертания, мы будем пристальнее изучать его, ведь нам нужно прежде всего понять его экономику.
- Собираетесь ли вы повышать долю в проекте разработки Кашаганского месторождения, месторождения Тенгиз?
- Пока это в наши планы не входит. Эти проекты запущены, они работают. Отказываться заранее от этого (увеличения доли. - «Газета») никто не собирается, но статус-кво нас вполне удовлетворяет. Это относится и к Карачаганаку, и к Кашагану, и к Тенгизу.
- Ведутся ли переговоры по Балтийской трубопроводной системе - 2?
- «Транснефть» и правительство России предлагает участвовать казахстанским производителям в терминале в Усть-Луге. Мы договорились с Россией о том, что сделаем баланс производства нефти. Для нас основным является вопрос банка качества нефти. Если мы сможем его обеспечить, то казахстанская нефть в этом направлении может потечь. Так что эту тему мы обсуждаем и будем вести взаимные консультации с Россией.
- Кажется ли вам реальной идея Транскаспийского газопровода?
- Как специалисты мы рассматриваем все направления. Очень важно иметь отработанный маршрут эвакуации сырья. Однако четкой позиции по этому вопросу у нас нет. Мы можем присматриваться к нему, как, например, к Nabucco. В то же время из-за юридических и политических вопросов Транскаспийский газопровод не является необходимостью сегодняшнего дня.
- Недавно была введена пошлина на экспорт сырой нефти. Как это скажется на объемах экспорта?
- Введение экспортной пошлины однозначно не повлияет на объем экспорта, особенно учитывая нынешние цены на нефть на мировых рынках. Кроме того, пошлина не распространяется на стабильные контракты.
- Как будут финансироваться и как будут привлекаться инвесторы к системам Актау - Баку и Ескине - Курык, которые будут подводиться к нефтепроводу Баку - Тбилиси - Джейхан, учитывая нестабильность мировых финансовых рынков?
- Конечно, мы интегрированы в мировой финансовой рынок, мы понимаем, что такие масштабные проекты требуют больших инвестиций. Но у масштабных проектов «КазМунайГаза» (и у этих, и, например, у строительства газопровода и нефтепровода на Китай) есть инвестиционная привлекательность. Понятно, что эти проекты предназначены для эвакуации углеводородного сырья с территории Казахстана, который является одним из крупнейших игроков в обеспечении энергетической стабильности в мире. Проект Актау - Баку и Ескине - Курык - это составная часть единой транскаспийской системы, которая предназначена и для экспорта кашаганской и тенгизской нефти. Он будет финансироваться из заемных средств.
- Какова общая стоимость проекта?
- Скажем так, более $1,4 млрд. Это только трубопроводная часть. Что касается транскаспийской системы, то необходимо строить крупнотоннажный флот. Он требует соответствующей инфраструктуры как на нашем, так и на азербайджанском берегу. У Казахстана и Азербайджана есть межправительственное соглашение, по которому над этим проектом мы работаем вместе с SOCAR (государственная нефтекомпания Азербайджана. - «Газета»).
- Российская сторона очень ревностно относится к Баку - Тбилиси - Джейхан. В СМИ нередко пишут, что это полная победа Запада. Какие эмоции у вас вызывают такого рода комментарии?
- У меня это сильных эмоций не вызывает. Есть различные точки зрения. Казахстан всегда говорил, что он будет проводить многовекторную политику транспортировки нефти и газа. Мы заинтересованы в диверсификации маршрутов, но не отказываемся от транспортировки через Россию, и это мы подтверждаем реальными делами. Наше северное направление проходит через Россию. Наше морское направление - это Актау - Махачкала, то есть опять попадаем в систему «Транснефти». У нас есть экспортный нефтепровод на Китай, его соединительную часть мы запустим в 2009 году, таким образом, запад Казахстана будет соединен с китайской границей. В южном направлении мы ведем работу по строительству Ескине - Курык. Все это дает большие возможности для экспорта.
- Поддерживаете ли вы расширение пропускной способности нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан?
- Мы не являемся участниками самого проекта. Он построен за счет спонсоров, некоторые из них имеют нефтедобычу в Казахстане. С повестки дня они вопрос не снимают. Мы внимательно следим за процессом. Насколько мне известно, акционеры окончательного решения еще не приняли. Мы, конечно, заинтересованы в эксплуатации нефтепроводов Баку - Батуми и Баку - Супса. И наши последние приобретения показывают вектор наших интересов. Мы полностью приобрели порт Батуми. «КазМунайГазу» принадлежит компания Rompetrol. В порту Констанца, с другой стороны Черного моря, будет построен наносной причал. Там будет приниматься нефть на оба наших НПЗ в Румынии.

Данияр Берлибаев
Окончил Казахский государственный университет имени аль-Фараби по специальности «правоведение». В группе компаний АО НК «КазМунайГаз» работает с 1997 года, начал трудовой путь в НКТН «КазТрансОйл» с должности начальника инвестиционного департамента. В разные годы занимал руководящие должности в АО «КазТрансГаз», АО «Интергаз Центральная Азия», АО НК «КазМунайГаз», АО НМСК «Казмортрансфлот».
С 2005 года являлся первым руководителем АО «Интергаз Центральная Азия».

"Газета" №98 29.05.2008, Антон Иваницкий, Оксана Гавшина

PDFПечатьE-mail