top
top
Статьи
Аналитика

Газовые прогнозы

Артем Устименко


Хотя газовый рынок испытал статистически менее выраженное падение по сравнению с нефтяным, его дестабилизация в минувшем году оказалась наиболее масштабной за все предыдущие годы. Восставленные началось еще минувшей осенью на фоне ослабления локдаунов и усиления экономической активности в мире. 2021 год обещает быть значительно более благоприятным. При этом газ серьезно опережает другие ископаемые топлива с точки зрения долгосрочной конкурентоспособности.

18.jpg

 Согласно информации Международного энергетического агентства, мировой спрос на газ в 2020 году упал на 2,5%, или примерно на 100 млрд куб. м, так как пандемия Covid-19 и экономический кризис нарушили деятельность всей цепочки поставок от сектора добычи до потребления. Это является наибольшим когда-либо зафиксированным падением за всю историю отраслевых статистических наблюдений. Наибольшее падение спроса было отмечено в Европе, Латинской Америке и постсоветском пространстве.

Снижение спроса из-за более низких потребностей в транспортировке и сокращения промышленной активности, наряду с политикой декарбонизации в отдельных регионах, таких как Европа, привели к пересмотру добычи газового сырья. Причем использование природного газа в генерации электроэнергии сократилось примерно на 2% в годовом сопоставлении, что соответствует общей ситуации со спросом на электроэнергию (интересно тем не менее, что производство электроэнергии из возобновляемых источников выросло на 6,6%).

Тенденции 2020 года
Сжатие рынка было вызвано как чрезмерно мягкой погодой в начале 2020 года, так и, особенно, критическим влиянием пандемии на общую экономическую активность. Проблематичная ситуация крайне сильно проявилась именно в первом полугодии – к концу указанного периода мировой спрос на газ упал на 4% в годовом сопоставлении.

Восстановление постепенно началось с третьего квартала на фоне ослабления карантинных мер, причем повышению спроса способствовали как рост сезонного спроса, так и низкие цены на газ. Несмотря на это, капитальные инвестиции в разведку и добычу газа по итогам года критически сократились, на фоне задержек в реализации проектов и отсрочек принятия окончательных инвестиционных решений.

Показательно, что в первом полугодии цены на газовое сырье показали сильный спад во всех основных регионах из-за резкого падения спроса.

Так, к началу минувшего июня котировки на хабе TTF падали ниже 1 доллара за 1 млн БТЕ, спотовые цены на СПГ в Азии – ниже 2 долларов за 1 млн БТЕ. В США цены на Henry Hub в первой половине 2020 года составлял в среднем 1,8 долларов за 1 млн БТЕ. Среди прочего, в отличие от спотовых значений, сильно просела стоимость СПГ, индексированная через нефть, прежде всего в Азии, где такая индексация распространена.

Напротив, во втором полугодии 2020 года стоимость газового сырья показала рост. Однако среднегодовые спотовые цены на хабе TTF (3,2 долларов) и в Азии (4,2 долларов) были исторически минимальными. Увеличение стоимости сырья на Henry Hub в значительной степени был обусловлен ростом экспорта СПГ и снижением производства в последнем квартале 2020 года, что позволило вернуться к уровням цен 2019 года. Но стоимость на Henry Hub в 2020 году составляла в среднем 2,1 долларов за 1 млн БТЕ, такие цены не наблюдались в последние 21 лет. С другой стороны, корреляция между ценами Henry Hub и TTF, а также Henry Hub и азиатскими спотовыми ценами продолжала расти.

За первые 6 месяцев 2020 года глобальный экспорт СПГ упал сразу на 22%, то есть намного сильнее по сравнению с сезонными колебаниями в пределах 5-7%, обычно наблюдаемыми в этот период. Но уже с июня по декабрь мировые поставки СПГ увеличились на 25%. Как следствие, спрос на СПГ продолжил рост, несмотря на глобальную пандемию. Дешевые поставки благоприятствовали увеличению количества предлагаемого газа на некоторых национальных рынках, прежде всего за счет вытеснения угля.
Правда, инвестиции в новые проекты по сжижению затормозились. Для сравнения, после рекордного 2019 года, когда было утверждено окончательных инвестиционных решений в объеме почти 100 млрд куб. м, в 2020 году они ограничились утверждением только одного нового проекта, которым стал Energía Costa Azul в Мексике мощностью 3,4 млрд куб. м. Это было вызвано сочетанием таких факторов как избыток предложения и низкие цены на газ, сокращение капитальных инвестиций крупными нефтегазовыми компаниями, а также неуверенность в отношении будущего спроса на СПГ ввиду экономических последствий пандемии.
Эксперты прогнозируют, что инвестиционный провал усиливает риски с точки зрения долгосрочной доступности и устойчивости поставок газа, особенно СПГ.

Но здесь интересно, что инвестиции в новые мощности по импорту СПГ оставались на относительно высоком уровне. В конце минувшего года в стадии строительства находилось около 194 млрд куб. м регазификационных мощностей, что на 9% больше, чем в конце 2019 года. Отмечены определенные задержки строительства по отдельным проектам регазификации из-за пандемии, в результате чего сроки их ввода в коммерческую эксплуатацию были перенесены на 2021-2022 годы.
Характерной тенденцией стал рост объемов торговли СПГ на спотовых рынках и существенное увеличение объемов торговли на региональных газовых хабах.

В частности, объемы СПГ, продаваемые на спотовой и краткосрочной основе, продемонстрировали, по предварительным данным, увеличение почти на 8%. Тем самым они охватили 37% мировой торговли СПГ (исторически самая высокая доля за всю историю наблюдений). Напротив, доля объемов, реализованных по долгосрочным контрактам, продолжила снижаться, особенно в третьем квартале. Показателен пример компании «Газпром», которая увеличила продажи через аукционы сразу на 30% по сравнению с 2019 годом, что составило более 10% его экспорта в Европу.
В данном контексте США продолжали оставаться крупнейшим поставщиком СПГ – они заняли 20-процентную долю общемировых валовых спотовых и краткосрочных поставок. В свою очередь, Китай и Индия остаются лидирующими покупателями СПГ на основе спотовых и краткосрочных сделок, их доля составляет соответственно 20% и 11%. Следует отметить, что Китай демонстративно стремился извлечь выгоду из низких цен в 2020 году, увеличив закупки по спотовому СПГ и краткосрочным контрактам более чем на 50% в годовом сопоставлении. Это привело к вытеснению более дорогих источников поставок, включая трубопроводный импорт из Центральной Азии.

При этом эксперты Bloomberg подчеркивают, что цены на СПГ фактически начали определять рыночную стоимость газа, опережая по своему влиянию даже ценообразование на ключевых газовых хабах.
С другой стороны, газопроводные поставки и торговля испытали на себе основную тяжесть обрушения предложения из-за падения спроса, что, по имеющимся экспертным оценкам, вызвало их сокращение в общей сложности на 15%. Резкое падение трубопроводного экспорта было также отмечено именно в первом полугодии, но заметно замедлилось с июня 2020 года, чему способствовал рост спроса и снижение поставок СПГ.

Среди прочего, трубопроводный импорт в Европу снизился на 13% или 30 млрд куб. м (за первые 5 месяцев 2020 года падение достигало 22%), в основном из-за снижения поставок из России и Северной Африки. Это сопоставимо с падением на 13% или 28 млрд куб. м, зафиксированным в 2009 году, когда спрос на газ в европейском регионе сжался из-за финансового кризиса. Китай как крупный потребитель из-за стоимостной конъюнктуры также сократил импорт трубопроводного газа, прежде всего из Центральной Азии (более чем на 10%, а на Туркменистан пришлось практически три четверти сокращения).

20.jpg

Усиление оптимизма
После беспрецедентного падения спроса на природный газ, минувший год все же завершился быстрым восстановлением цен на газ на фоне роста сезонного спроса и сокращения предложения. Схожая тенденция наблюдалась в начале 2021 года, когда в ряде регионов были отмечены ценовые ралли из-за резкого похолодания. Стоимость газа в Европе достигла высокого уровня, а спотовые цены на СПГ в Азиатском регионе вовсе побили исторические рекорды.

Вместе с тем, Международное энергетическое агентство подчеркивает, что сложившаяся благоприятная рыночная ситуация была спровоцирована преимущественно краткосрочными факторами, в то время как фундаментальные показатели остаются неопределенными и потенциально затрудняют восстановление спроса на газ в обозримой перспективе.

Среди прочего, значительная неопределенность сохраняется вокруг дальнейшего развития пандемии и состояния мировой экономики. Потребление газа сильно зависит от глобального экономического восстановления, особенно в крупных государствах, ориентированных на промышленный экспорт.

Экспертами предполагается, что глобальный спрос на газ по итогам 2021 года увеличится на 2,8%, то есть примерно на 110 млрд куб. м. Как следствие, докризисный уровень будет превышен.

Кроме погодных условий и постепенного смягчения влияния пандемии, рост спроса на газ в мире, вероятно, будет форсироваться преимущественно азиатскими рынками, особенно Китаем, а в России и некоторых других странах, где потребление испытало сравнительно жесткую посадку в 2020 году, будет отмечено активное восстановление. Потребление во многом стимулируется национальными программами, которые поддерживают использование газа и СПГ в энергетических программах и ограничивают развитие угольной генерации, в основном в странах Азии.

Преимущества природного газа (доступность, большое предложение, значительный потенциал для хранения и использования в различных секторах, а также относительно низкие выбросы по сравнению с другими ископаемыми видами топлива) по-прежнему являются основными причинами увеличения рыночного интереса к нему.

Правда, следует учитывать, что производство газа, снизившись вслед за потреблением в 2020 году почти на 110 млрд куб. м (из них 45 млрд пришлось на Россию), восстановится в меньшей степени по сравнению с потреблением, так и не достигнув предкризисного уровня. Благодаря умеренному росту поставок по сравнению со спросом глобальный газовый рынок в текущем году может стать более сбалансированным. В ряде стран из-за повышения спроса возможно уменьшение коммерческих запасов газа. Так, по информации Управления энергетической информации США, запасы природного газа в стране окажутся на 2% ниже среднего пятилетнего значения.

Восстановление газового рынка будет неравномерным в зависимости от регионов, так как рынки газа все еще остаются сегментированными друг от друга несмотря на расширение торговли СПГ. Хотя зрелые рынки испытали на себе основную тяжесть падения спроса в минувшем году, развивающиеся страны выступят в качестве основных драйверов роста спроса в 2021 году. Как и ранее, локомотивом спроса будут выступать отдельные крупные импортеры (Китай, Индия и др.), которые ввиду ресурсных ограничений не могут обеспечить достаточное собственное производство газа.

В частности, по имеющимся отраслевым прогнозам, на быстрорастущие развивающиеся рынки будет приходиться около 70% роста мирового спроса. На развитых рынках с высокой вероятностью будет наблюдаться более медленное восстановление спроса, и более того, некоторые из них останутся ниже уровня 2019 года. Также подвержена серьезной неопределенности секторальная динамика. К примеру, ожидается, что значительному росту спроса на газ в секторе электроэнергетической генерации будет препятствовать медленный рост потребления электроэнергии и усиление конкуренции газа с другими видами генерации, особенно с учетом увеличения цен на газовое сырье после минимумов 2020 года.

Перспективы расширения использования газа в генерации электроэнергии выглядят достаточно лимитированными в горизонте 2021 года, особенно в отношении ряда развитых экономик. Это отражает растущий вклад возобновляемых источников энергии в структуру энергоснабжения. Вероятный рост цен на топливо предполагает снижение конкурентоспособности природного газа и, как следствие, даже потенциальное расширение доли угля в выработке электроэнергии.

Так, Управление энергетической информации США повысило прогноз цен на природный газ на Henry Hub в текущем году до 3,14 долларов за 1 млн БТЕ, а в минувшем феврале спотовые котировки временно повышались до 5,35 долларов (самая высокая номинальная среднемесячная спотовая цена на Henry Hub с зимы 2014 года). Условия в Азиатском регионе более благоприятны.
Риски геополитического противостояния (США и Россия, США и Китай) выступают еще одним фактором, который ставит под угрозу устойчивое экономическое развитие и стабильность поставок газового сырья.

23.jpg

Долгосрочные прогнозы
Прогнозные сценарии большинства отраслевых экспертных центров базируются на том предположении, что газ будет оставаться наиболее быстро растущим ископаемым топливом. Даже в оценки, подразумевающие резкое сокращение выбросов парниковых газов, закладывается тезис о продолжении роста потребления природного газа и СПГ в ближайшие десятилетия.
Устойчивость природного газа и СПГ в расчете на долгосрочную перспективу объясняется прежде всего такими факторами: (1) экономика газа остается конкурентоспособной в отношении возобновляемой энергетики, хотя указанное преимущество будет ослабляться с течением времени; (2) поддержка отдельными крупными экономиками мира использования газа для решения климатических задач обеспечивает благоприятную политическую и регулятивную среду.

К середине текущего десятилетия году газ обгонит уголь и к середине 2040-х годов станет крупнейшим источником энергии в мире.
Следует отметить, что, по данным Форума стран-экспортеров газа, доля природного газа в общемировом росте спроса на энергию, как ожидается, составит примерно 48% (потребление оценивается в 5,92 трлн куб. м), учитывая предполагаемый рост валового спроса на энергию к 2050 году на 24% и годовые темпы роста ВВП на 2,5%. Природный газ и СПГ будут единственным углеводородным ресурсом, доля которого в энергетическом потреблении в прогнозируемом периоде увеличится с 23% до 28%, а природный газ и возобновляемые источники энергии будут в совокупности формировать 60% от глобальной генерации электроэнергии. Преимущественно обуславливается тем, что у газового сырья сохраняется значительный потенциал для снижения выбросов углерода.

Несмотря на расширение потребления газового сырья транспортом, основными секторами, обеспечивающими долгосрочный спрос на газ, будут выступать электроэнергетика и промышленность, причем именно последняя станет более значимым драйвером. Немаловажно, что вероятно появление в мире нового важного сектора потребления газа, а именно использование газа в виде СПГ как судового топлива. Так, по некоторым оценкам, к 2040 году до 10% потребления судового топлива будет закрываться за счет СПГ, что означает создание дополнительного спроса в объеме около 50 млрд куб. м в год – эквивалент текущему ежегодному потреблению газа Индией.

Вместе с тем, активизация политики декарбонизации в промышленном секторе может представлять долгосрочную угрозу. Эксперты Deloitte подчеркивают, что газ в обозримой перспективе будет находиться в своеобразной «ловушке» - между стратегией нефтегазовых компаний по декарбонизации, направленной на использование низкоуглеродного топлива, и более широким стимулом, выражающимся в давлении на газ со стороны возобновляемых источников энергии в секторе выработки электроэнергии. Другие проблемы включают в себя, к примеру, сохраняющуюся проблему выбросов метана, связанных с производством газа.
Здесь показательно, что в течение 2020 года три из 10 государств с наибольшими выбросами CO2 объявили о целевых показателях по достижению нулевых выбросов (Net Zero).

В ряде случаев игроки газовой отрасли будут вынуждены более активно демонстрировать свою приверженность декарбонизации природного газа, например, через технологии улавливания, использования и хранения углерода или производство так называемого «голубого» водорода (в отличие от «зеленого» водорода, «голубой» водород получается при расщеплении газа на водород и CO2 посредством парового риформинга метана либо автотермического риформинга, при этом CO2 улавливается и затем направляется на хранение).

К 2050 году глобальная добыча природного газа вырастет примерно на 1,9 трлн куб. м и достигнет уровня более 5,9 трлн куб. м, из них 1,99 трлн куб. м будет импортироваться. По некоторым прогнозам, доля попутного газа в валовой добыче снизится с 11% до 6% к 2050 году, а доля нетрадиционного газа вырастет с 23% до 34% за тот же период – его будет добываться более 2 трлн куб. м, из которых 1,5 трлн куб. м составит сланцевый газ. При этом СПГ будет играть ключевую роль в удовлетворении роста международного спроса на газ, особенно в Азиатском регионе. К 2050 году мощности по сжижению природного газа достигнут примерно 1,24 млрд тонн в год, а в страновом разрезе большинство из них будет приходиться на США (259 млн тонн), за которыми следуют Катар (179 млн), Россия (165 млн) и Австралия (135 млн).

Риском здесь выступает то, что потенциальное чрезмерное предложение газового сырья, к примеру со стороны США и Катара, может разбалансировать международный газовый рынок, особенно при неблагоприятных для спроса сценариях, в частности, вызванных замедлением мировой экономики.

По базовому сценарию почти все регионы мира увеличат газовое производство в течение прогнозного периода, за исключением Европы, где ожидается обрушение добычи примерно на 70%.

США, Канада и Мексика внесут наибольший вклад в увеличение глобального производства за счет новых экспортных проектов СПГ и новой трубопроводной инфраструктуры. Общий ежегодный объем их добычи вырастет на 560 млрд куб. м до 1,67 трлн куб. м. В Евразийском регионе производство увеличится почти на 40% до 1,3 трлн куб. м, а Россия и Туркменистан обеспечат не менее 78% и 17% этого роста. Добыча на Ближнем Востоке вырастет до 1,15 трлн куб. м. Двумя основными участниками добычи природного газа в регионе являются Иран и Катар, на долю которых приходится 50% и 30% планируемого увеличения соответственно.

Немаловажно, что для реализации указанного выше сценария потребуется в период с 2020 по 2050 годы общий размер инвестиций на уровне 10 трлн долларов США, и это только в проекты разведки и добычи. Развитие транспортной и трейдинговой инфраструктуры (например, комплексы сжижения и регазификации, трубопроводы) влечет за собой дополнительные инвестиции в размере 0,71 трлн долларов, из которых более половины будет направлено на проекты по сжижению газа.




Адрес:
г.Нур-Султан, пр. Кабанбай батыра, 19
Карта сайта
KAZENERGY 2005 - 2021 © Все права защищены.