Берлин Иришев: "Бремя нефтяное - время размышлений"

Берлин Иришев: "Бремя нефтяное - время размышлений"
Берлин ИРИШЕВ

КАКИЕ СЛОЖНОСТИ ОЖИДАЮТ РЫНОК ЭНЕРГЕТИКИ?

Традиционный для энергетиков Форум Казэнерджи в этом году будет проходить накануне предстоящей в Париже всемирной конференции по борьбе с потеплением климата СOP 21 (Conference of the Parties). Проблемы энергетики в любой точке земного шара теперь должны рассматриваться только в связке «Энергия - Климат», которая является одной из главных причин углубления кризиса в нефтяном секторе, связанного с падением цен. Об этом рассуждения автора.

1. ОТ НЕФТЯНОГО «ЭЛЬДОРАДО» ДО НЕФТЯНОГО ПРОКЛЯТИЯ ОДИН ШАГ

Современный мир немыслим без нефти и газа. Мир обязан им своим прогрессом. Энергетический потенциал составляет основу прогресса в большинстве развитых стран. Однако в этом секторе происходят важные события, которые приведут к революционным изменениям на энергетическом рынке и принципиально к новым моделям экономического роста. Модель цивилизации и прогресса, созданная на базе использования углеводородов, теперь не имеет перспективы. Возникает феномен СО2, который возвещает о начале конца эры «черного золота». Углеводороды (нефть, газ и уголь) объявлены главными виновниками перегрева климата на планете. На их долю приходится 80 % мирового выброса СО2 и 67 % газа с парниковым эффектом.

Начальный этап этого феномена связан с более чем двукратным падением цен на нефть: с 112,36 долл. за баррель до 48,28. Биржевой курс нефти с июня 2014 г. упал на 56% и не проявляет признаков восстановления.

Радость европейских и других стран-импортеров нефти от снижения цен неописуема. Это страны, которые не имеют собственных запасов нефти или газа, и их в мире большинство. Они научились жить с дорогими углеводородами, теперь для них наступают более комфортабельные условия для экономического роста за счет нефтяной дешевизны.

Другое дело, страны-производители, которых природа одарила щедростью. Таких счастливых стран – меньшинство. Многие из них успели создать подушку безопасности в форме национальных нефтяных фондов и выстроить стратегию роста, скупая по миру ценные активы. Но такая прозорливость была проявлена не всеми. Некоторые, оставаясь на уровне дискуссий о будущем нефтяного «эльдорадо», незаметно для себя "въехали" под прессинг нефтяного проклятия. Попросту говоря, эти страны упустили шанс диверсификации экономики и снижения сырьевой зависимости. Их немало. В таких странах возникла зеркально противоположная ситуация. Для многих выход из этой нефтяной ловушки может осложниться по причине нарастания негативных тенденций, связанных с постоянным сокращением потребности в углеводородах. Эта ситуация может привести к потере экономического равновесия и возникновению серьезных дисбалансов в социально-экономической сфере.

Состоится ли реальный рывок в мировой экономике и возврат к «светлому прошлому»? Какие перспективы ожидают стран – обладателей "эльдорадо" в форме черного "золота"? Это примордиальный вопрос времени. Сценариев и прогнозов цены на нефть предостаточно, в которых представлен большой их разброс от 20 долларов за баррель до 70. В этом разбросе заключена судьба будущего углеводородов.

Изучение будущего мировой экономики и энергетического рынка убеждает нас в том, что даже при устойчивом росте мирового ВВП возврата к цене в 100 долларов не будет. Ни через 5 лет, и тем более ни через 10 или 20 лет. Углеводороды окажутся под постоянным давлением рынка, где предложение будет доминировать над спросом. В основе такого устойчивого тренда находятся совокупность причин, которые могут быть сведены к следующим пяти группам.

  1. Причины конъюнктурного характера: затянувшийся мировой экономический кризис, сопровождаемый устойчивой рецессией и падением спроса, спад экономики в странах БРИКС, драматическое замедление темпов роста в соседнем Китае, разработка сланцевых месторождений нефти в США... И, наконец, предстоящее возвращение на энергетический рынок крупнейшего производителя углеводородов – Ирана.

  2. Причины технологического характера: развитие альтернативных источников энергии, энергосберегающей технологии, совершенствование технологии хранения и трансмиссии энергии, появление нового поколения электро-автомобилей и принципиально новых видов двигателей, работающих на водородной технологии.

  3. Причины экологического характера. В секторе энергетических ресурсов происходят кардинальные потрясения, вызванные с необходимостью сокращения выбросов СО2, основным источником которых и являются эти же углеводороды: уголь и нефть в первую очередь. И этот безвозвратный процесс будет продолжаться до полного вытеснения углеводородов из энергетического рынка!

  4. Причины финансового характера. Проекты по разработке новых месторождений углеводородов и инвестиционная поддержка действующих месторождений угля и нефти снимаются с «повестки дня» институциональных инвесторов, включая обратный процесс «дезинвестиции». Углеводороды будут подвергнуты финансовой асфиксии.

  5. Причины политического характера. Они вытекают из новой Концепции единого энергетического рынка в 28 странах Евросоюза, которая предусматривает снижение зависимости от российских углеводородов и разворот труб и энергетической логистики в Каспийском направлении. Здесь ставка делается на углеводороды Азербайджана, Туркменистана и Ирана. Эта концепция расшатывает энергетический фундамент стран ЕАЭС, который рассматривается крупнейшим в мире экспортером углеводородов.

Все эти причины, имея тесное переплетение, способны углубить разворачивающийся кризис в секторе углеводородов. Если сегодня доля последних в мировом энергетическом балансе составляет 65% , то по экспертным оценкам Bloomberg уже к 2040 году эта доля в энергетическом балансе сократится до 35 %. Таким образом, за такой короткий исторический период при существенном росте мирового ВВП реальная потребность в углеводородах в мире сократится почти в два раза.

Эти расчеты сделаны на основе нынешней технологии возобновляемых источников. Если же принять во внимание последние достижения в этом секторе за последние два года, то можно ожидать еще более радикальных изменений также не в пользу углеводородов. К 2040 году структура разнообразных видов энергоносителей в мире преобразуется: на 56% состоящей из источников энергии с нулевым уровнем выбросов. Возобновляемые источники энергии будут составлять почти 60% от 9 786 ГВт новых производственных мощностей, установленных в течение следующих 25 лет, и две трети от 12,2 трлн. долл. США совокупных инвестиций, «снятых» с углеводородов.

1_2.png


Таким образом, в мире выстраивается новая энергетическая парадигма, где в принципиально иной иерархии выставляются источники генерирования энергии. Развитые страны мира вновь оказываются перед энергетической революцией. В контексте такого развития событий, ожидания возврата к нефтяному "эльдорадо" представляется полной утопией.

2. ОТ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ИЗОБИЛИЯ К ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?

Последние несколько лет мы все чаще становимся свидетелями природных аномалий: цунами, ураганы, селевые потоки, затопление городов и сел. Рекордная жара лета 2015 года на всех континентах, после арктического холода на территории США, невиданные по своим масштабам засуха и интенсивное таяние льдов принимают угрожающий характер.

Между тем, тревога за подобные аномалии усиливается. Изменение климата больше не гипотеза, а суровая реальность. Причиной этих аномалий является... энергетическое изобилие, за счет безграничного использования углеводородов, сопровождаемое выбросами СО2 и потеплением климата. Некоторые изучения, опубликованные в докладах серьезных институтов еще в 2009 г. показывали, что для удержания потепления планеты в пределах 2° надо было ежегодно снижать эмиссию СО2 на уровне 3,7 %. Или иначе говоря, снизить эмиссию до 50 % начиная с сегодняшнего дня до 2050г.

Недавний скандал вокруг автоконцерна Фольксваген показывает озабоченность общества с не регламентированными выбросами и неотразимость наказания за заигрывание с обществом. Тогда как крупные мировые компании принимают на себя обязательства по переходу 100 % на возобновляемые виды энергии.

По данным кельнского New Climate Institute, при сохранении нынешней ситуации без изменения к концу нынешнего века среднегодовая температура возрастет даже на 3,9 градусов Цельсия, а этого уже более чем достаточно для глобальной катастрофы. Перегрев планеты до 4 градусов допускают международное Агентство по энергетике и нефтяная компания Shell (это исследование имело конфиденциальный характер, но оно попало в руки The Gardian и было опубликовано 17 мая 2015 г).

В докладе экспертов по подготовке Парижской конференции, опубликованном месяц тому назад, указывается, что для достижения поставленной цели в 2°, эмиссия СО2 должна была снижаться ежегодно на 6,2%!

Однако, как следует из диаграммы приведенной ниже, эмиссия СО2 ежегодно продолжает расти вверх. Даже в период мирового экономического кризиса и двухлетней рецессии 2008-2009 годов, темп прироста сохранялся в пределах 1,3 %.

2_copy.jpg

Между тем, согласно расчетов Международного энергетического агентства, для достижения цели ограничения потепления в пределах 2° С потребуются общемировые инвестиции в размере 5 трлн долларов.

Тем временем участившиеся природные катастрофы опустошают кассы страховых компании. За последние два года стоимость их выплат превысила 80 млрд. долларов. Впереди новые ураганы, цунами, наводнения, засухи и пожары. В 2014 г. средняя температура планеты на 0,68 градусов Цельсия превысила среднюю температуру прошлого века. Жара 2015 г. была еще более чувствительной.

3. ЗА ЗДОРОВЬЕ ЭКОНОМИКИ ИЛИ ЗА ЗДОРОВЬЕ БУДУЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ И ПЛАНЕТЫ?!

Ровно через 2 месяца, 30 ноября, лидеры 195 стран планеты соберутся в Париже, чтобы вновь предпринять попытки по достижению универсального Соглашения в борьбе с потеплением планеты. Искомая цель известна: лимитировать потепление климата 2° С. В случае провала этого саммита будущее выживания человечества окажется под большим вопросом. И это окажется трагической ошибкой для всего человечества. Последний шанс не должен быть упущен.

Как известно, решение предыдущего Копенгагского (2009 г.) Саммита было заблокировано двумя самыми крупными «отравителями» планеты - Китаем и США. На долю двух монстров приходится 45% мировых выбросов диоксида карбона!


В приводимой ниже диаграмме показана ситуация с выбросом СО2 в шести крупнейших загрязнителях планеты в 2012 году. 

3_copy.jpg

За прошедшие шесть лет во взглядах мировых гигантов произошла эволюция ценностей. В Китае загрязнение атмосферы угольными ТЭЦами подорвало здоровье миллионов жителей. Жизнь в Пекине стала невыносимой для горожан мегаполиса и власть не может оставаться без реакции. И вот, буквально на днях, 25 сентября, в ходе визита в США главы Китая состоялся долгожданный анонс. Китай создает рынок диоксида карбона к 2017 г. с целью снижения выбросов этого газа от 60 до 65% (!) до 2030 года (по отношению к 2005 г.). Под этим обязательством кроется предстоящий резкий сброс использования угля и снижения потребности в нефти, рывок в секторе ВИЭ. Впрочем, по количеству солнечных и ветряных установок Китай уже лидирует в мире.

К серьезным раздумьям о последствиях потепления на планете был подтолкнут Президент США, который в преддверии парижского саммита еще в начале августа сделал заявление о сокращении выбросов СО2 на 32 %. Таким образом, обе страны сделали резкий рывок в пользу оздоровления климата и спасения планеты, в пользу новых видов альтернативной энергии. Конкретные обязательства двух монстров СО2 полезны тем, что настраивают индустриально крупные страны на принятие таких же конкретных обязательств.

Европа - первый регион планеты, который одной из первых четко сформулировала долгосрочную цель в борьбе с потеплением формулой 27 – 40 – 27. К 2030 году страны Евросоюза намерены как минимум на 40% сократить выбросы в атмосферу углекислого газа (СО2), довести долю возобновляемой энергии до не менее, чем 27 %, и по возможности на 27 % сократить энергопотребление, иными словами - повысить энерго эффективность. Такая задача была подтверждена на саммите ЕС состоявшегося в Брюсселе 23-24 октября в 2014 г. Но Евросоюз решил закрепить за собой позицию лидера в борьбе против потепления и неделю тому назад на встрече Министров по экологии 28 стран приняли решение усилить свои обязательства, предусматривая снижение эмиссии парникового газа до 50 % к 2050 г. Более €1 трлн – такова сумма инвестиций в энергетический сектор ЕС только лишь к 2020 году.

Евросоюз выступает за то, чтобы установить обязательные для всех стран цели и нормы по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу.

Основным элементом политики Евросоюза по снижению выбросов парниковых газов является Европейская система торговли выбросами. Это первая в мире международная система торговли квотами на выбросы двуокиси углерода. Она охватывает около 15 тысяч крупных предприятий, зарегистрированных в странах ЕС, включая производителей тепла и энергии, нефтеперерабатывающие предприятия, металлургические и целлюлозно-бумажные комбинаты, на долю которых приходится почти половина выбросов CO2 в Европе.

4.jpg.png

Несмотря на то, что рынок СО2 в Европе считается структурированным, он еще далек от совершенства. С точки зрения национальной экономики каждой стране выгодно поддерживать собственную индустрию льготными тарифами, чтобы приостановить процесс делокализации. Кроме того, объем выбросов диоксида карбона зависит от соотношения видов энергоносителей. По данным международного энергетического Агентства во Франции, где практически 75% выработки энергии обеспечивается атомными реакторами, выработка 1 kWh в 2014 г. сопровождался выбросом 61 грамма СО2.

Другая ситуация в соседней индустриальной Германии, где доля угля остается высокой – 44 %. Здесь на производство того же 1 kWh выброс составляет 477 граммов , т.е. практически в 8 раз больше. А если все это помножить на весь объем энергии вырабатываемой во Франции и в Германии, то получается огромная разница в отравлении атмосферы. Поэтому можно понять французов, которые требуют увеличения стоимости таксы за выброс тонны СО2 с 8 евро сегодня до 30 евро. Доходы от продажи права на выброс пока не являются стимулирующими, выражаясь 5 млрд. евро за 2014 год на весь ЕС.

Для политиков и власти любого государства здоровье экономики, как материальной платформы социальной стабильности в обществе, важнее, чем абстрактное понятие «здоровье планеты» в целом. И здесь еще нет точного измерения прямой связи между энергией и климатом.

Между тем потепление климата, как явление, имеет глобальное измерение: география эмиссии СО2 не совпадает с географией его проявления. Интенсивная работа угольных ТЭЦов в Польше, в Канаде или в Казахстане, может вызывать циклоны и наводнения в Бангладеш, или в далекой Микронезии. Работа подобных угольных ТЭЦов может ускорить уход на дно целой Голландии или Дании, которые более успешно продвигаются в освоении зеленой энергии.

В настоящее же время задача состоит в достижении экономического роста без увеличения выбросов СО2. В таком случае возникает необходимость принципиального изменения моделей развития, исключающих рост добычи и потребления углеводородов!

4. ОТ ПАРИЖСКОГО «СОР21» К АСТАНИНСКОМУ «EXPO 2017»

Предстоящая Парижская конференция СОР21 преследует 4 задачи:

1.Принятие всеми странами мира без исключения универсального соглашения под эгидой ООН по жесткому ограничению выбросов СО2 и парникового газа (диоксид карбона, диоксид азота, метана...)

На 25 сентября только 74 стран из 195 представили свои обязательства, что представляет около 65 % эмиссии СО2. (Казахстан пока в числе ожидаемых). Отсутствие кого либо из крупных «загрязнителей» делает бесплодным этот экологический Саммит и человечество будет обречено на страдания с постепенным вымиранием.

2.Согласование механизмов контроля и их юридической базы. В частности предусматривается каждые 5 лет проводить обследование конкретной ситуации в странах. (Контроля не избежать, а нарушение обязательств будет сопровождаться выплатой штрафов в крупных размерах. Штраф предъявленный буквально на днях автомобильному концерну VW в размере $18 млрд. Минюстом США конкретный пример неизбежности наказания).

3.Это финансовый аспект поддержки бедных стран за счет создания Зеленого фонда в 100 млрд. долл. богатыми странами ежегодно.

4.Это технологический аспект борьбы с выбросами СО2, который чрезвычайно многогранен и будет иметь взрывное развитие.

Если Парижская конференция достигнет поставленные цели, то ее итоги будут иметь большое значение для актуализации темы Астанинского EXPO 2017. Будет повышен мировой интерес к теме казахстанского Expo. Процесс декарбонизации является обратной стороной программы Зеленой энергии.

5. ДЕКАРБОНИЗАЦИЯ: СМЕРТЬ ДЛЯ ИСКОПАЕМЫХ УГЛЕВОДОРОДОВ

Для жесткого управления с выбросами в одном из проектов СОР21 предусматривалось установление запрета на строительство новых ТЭЦов работающих на угле. Однако юридический аспект такого запрета выглядел весьма сложным, как вмешательство в экономические интересы стран, не имеющих доступа к другим источникам энергии. Тогда обратились к экономическим рычагам воздействия на ситуацию.

Как известно, до недавнего времени сектор углеводородов рассматривался наиболее привлекательным объектом вложения инвестиции. Сегодня тревоги с потеплением климата меняют ситуацию, меняют и позицию инвесторов. Нефтедобывающие страны окончательно потеряют свою инвестиционную привлекательность.

Озабоченность инвестиционных институтов ситуацией удачно выразил глава фонда Rockefeller Brothers - J. Rockefeller: "Инвестировать в ископаемые углеводороды это все равно, когда фонд по борьбе с раком вкладывает деньги фонда в табачное производство"!

Изменение позиции институциональных инвесторов конкретно отразятся на структуре их портфельных инвестиций. Сейчас в крупных инвестиционных фондах запускается процесс вывода инвестиций из капитала энергетических компаний, деятельность которых сопровождается загрязнением окружающей среды. Речь идет об обратном процессе по «дезинвестиции» в угольной и нефтяной отрасли прежде всего. Эти отрасли обречены на постепенное вымирание до полного исчезновения. Хотя сам процесс «дезинвестиции» является весьма болезненным для институциональных инвесторов.

Норвежский пенсионный фонд с инвестиционным портфелем в 900 млрд. долларов недавно приостановил свои инвестиции в 122 угольных шахтах. Впереди жесткое ограничение инвестиций в нефтяных структурах. Падение цен на углеводороды ускоряет процесс снижения их доли в инвестиционных портфелях. 10 сентября крупнейшая страховая компания AXA официально объявила о том, что она также намерена выйти из капитала всех предприятий связанных с углем и затем будет пересматривать свои нефтяные инвестиции.

Инвесторы настроены окончательно воздержаться от инвестиций в угольные и нефтяные проекты стоимость которых в портфелях 430 институтов выражается цифрой в 2 триллиона 600 млрд. долл. США. Начиная с 2016 г. все инвестиционные фонды обязаны будут публиковать конкретные цифры по выбросу СО2 предприятиями из их инвестиционного портфеля. Таким образом, предприятия сектора нефти и угля будут обречены на финансовую асфиксию до полной остановки. Не случайно с момента начала снижения цен на нефть в 2014 г. акции энергетических компаний во всем мире подешевели в общей сложности на $1,5 трлн.

Не подлежит сомнению, что финансовое удушье производителей углеводородов является наиболее эффективным методом драматического сжатия производства. Не исключается, что финансовые репрессии могут ускорить "смерть" углеводородов намного раньше конца нынешнего века. В подобной ситуации нефтяное "эльдорадо" растворяется в несостоявшейся иллюзии расцвета. И мы с вами являемся свидетелями его взлёта и падения. Можно ли ожидать в такой ситуации возврата к цене в 100 долл. за баррель? Однозначно нет. К сожалению всех нефтяных государств.

Именно это обстоятельство вынуждает в эти дни крупные нефтяные компании пересматривать свои портфели инвестиций, выбирая только без рисковые месторождения нефти. Кашаган наверняка будет исключен из обновленной программы инвестиций участников консорциума. Одновременно во всех крупных нефтяных компаниях идет процесс экономии затрат по всем направлениям, включая сокращение штата занятых в компании. Приоритетными объявляются эффективные проекты по возобновляемым источникам энергии.

Естественно, возникает конкретный вопрос – к какому периоду предусматривается процесс полного вытеснения углеводородов из энергетического баланса? Это может состояться намного раньше срока, предусмотренного в нижней диаграмме.

5.jpg


Существует несколько сценариев, от оптимистичных до пессимистичных. Индустриально развитые страны готовы отказаться от углеводородов уже к 2050 году. При любом раскладе целей по декарбонизации, исчезновение углеводородов не может выйти за пределы 2100 года.

6. СО2 – ФОРМУЛА ГИБЕЛИ HOMMO SAPIENS

В 2014 году рынок СО2 оценивался в объеме 3,7 гигатонн (Gt=109 тонн) или 11% эмиссии СО2 общей стоимостью 26 млрд долларов США. Средняя цена 7$/т. Вместе с тем, 4,2 Gt (13%) эмиссии СО2 получили потребительские субсидии, которые в среднем равнялись 155$/т.

На сегодняшний день, планета и человечество движутся в сторону 3.9 °С потепления в будущем.

Рисунок построенный экспертами по климату наглядно показывает те риски, с которыми человечество столкнется при перегреве планеты от 1,5 до 4 °C.

6.jpg

Кумулятивно эти риски могут быть сведены к следующим явлениям (нарастание проблем и катаклизмов по нарастающей снизу вверх):

  • Адаптация становится невозможной, что приводит к вымиранию человеческого рода;
  • Беспрецедентные тепловые волны и стихийные возгорания;
  • Риск глобальных массовых вымираний биологических видов;
  • Наступает отмирание амазонских тропиков и сибирской тайги;
  • С повышением уровня моря до 3 м. исчезают города и страны;
  • Риск исчезновения эндемических растений и животных;
  • Риск коллапса циркуляции океанов и вымирания флоры и фауны;
  • Высвобождение углекислого газа СО2 и метана из океанов;
  • Реальность угроз для Гренландского ледникового щита;
  • Угроза дефицита питьевой воды на большей части планеты;
  • Возрастание рисков для продовольственной безопасности;
  • Засуха и глобальное падение урожайности;
  • Рост количества экстремальных аномалии (цунами, смерчи);
  • Тепловые волны с тяжелыми социальными последствиями.

По некоторым оценкам уже с 2030 года будет поздно и человечество окажется в бесповоротной ситуации, если кардинальные меры не будут приняты сегодня. Неизбежно возникнет драматическая ситуация. Риск реальной катастрофы представляется неминуемым.

Катастрофы можно избежать только за счет усилий всего мира по снижению эмиссии СО2 и сдерживанию потепления климата. В этом смысле ускоренный переход на зеленую энергию неизбежен. Казахстан, который примет на себя эстафету Парижского СОР21, будет иметь эксклюзивный шанс оказаться в центре мировой проблемы по борьбе с СО2 и разрешения ее за счет достижений технологии зеленой энергии на EXPO 2017.

7.КАЗАХСТАН: БОЛЕЗНИ АДАПТАЦИИ

Казахстан - нефтяное государство, и быстрая адаптация страны к новой энергетической парадигме представляется довольно сложной. Статистика нефтяного сектора выглядит следующим образом. В 2014 г. добыча нефти в стране составила 67,9%, на 2,2 % меньше 2013 г. Объем экспорта составил 62 млн. тонн против 68 млн. в 2013 г. Таким образом, зарождается тенденция падения добычи и экспорта нефти.

При этом, значительная часть добычи приходится на другие страны. Еще в 2012 г. 25,7 % добычи приходилась на США, 25,2 % добычи принадлежала Китаю, и только 20, 1% добычи была связана с лого КМГ.

Программой, связанной с разработкой Кашагана, предусматривалось вхождение Казахстана в первую мировую десятку уже в 2015 г. Сейчас мы вынуждены констатировать, что этого не произошло, и оно наверняка не состоится. Начало добычи из-за аварии перенесено на 2016 г. и остается под большим вопросом из-за низких цен на продукцию.

Какой она окажется? Если даже на уровне 50 долларов, эта цена может «сбрить» с нефтяного ландшафта страны не менее половины нефтяных месторождений, себестоимость которых выше этой планки. И это коснется большинства старых и сложных месторождений, которые находятся в собственности преимущественно казахстанских компании. Консервирование месторождений будет сопровождаться ростом числа безработных, нарастанием социального напряжения и ухудшением экологии вокруг месторождения.

Устойчивость нового тренда приводит нас к мысли о том, что мы похоже упустили благоприятный период диверсификации экономики и теперь для нас эта задача окажется со многими неизвестными. Перспектива будущего, связанного с нефтью и углем окажутся иллюзорными, и потребует от нас глубоких переосмыслений нашей энергетической стратегии. К тому же нефть и газ теряют свою магическую силу как орудие политического давления на международных переговорах.

Процесс адаптации энергосистемы страны к новым вызовам и требованиям может оказаться весьма болезненным и затратным. В определенной степени это связано с предстоящим EXPO 2017, где Казахстан должен предстать адекватным к теме этой выставки. Не отвлекаясь на множество возникающих вопросов, обратим ваше внимание на три диаграммы, которые приводятся ниже.

Главная проблема нашей страны в том, что несмотря на относительно небольшой объем добычи и экспорта, доля нефти в ВВП страны остается довольно высокой. Для сравнения скажем, что эта доля в 3 раза больше, чем в России. Мы по этому показателю опережаем такие нефтяные государства как Эмираты, Катар, Иран и Норвегия. Это видно на схеме Энергетического Агентства ООН за 2012 г. Возможно за последние два года произошли какие-то сдвиги, но высокая зависимость от нефти, при низком уровне диверсификации, сохраняется. Стало быть низкие цены на нефть могут нанести экономике страны ощутимый удар и сузить ее финансовые возможности по конвертации сектора в альтернативные источники энергии.

7.jpg

Безусловно, нефть и газ это не только источники энергии и транспорта, но и важнейшее сырье для нефтехимической индустрии. Если даже падение роли нефти как источника энергии и транспорта неизбежно, то нефтехимическое предназначение углеводородов будет сохраняться и возможно возрастать. Если бы мы за годы своей независимости успели создать крупные комплексы нефтехимии на базе собственной продукции углеводородов, то мы смягчили бы кризис спроса на продукцию сегодня.

8.png

Третья диаграмма, отражающая соотношение генерирующих энергию источников, показывает высокую долю в ней угля. Эта доля в два раза выше среднемировых и отражает несовершенство нашей энергетической структуры.

9.png


Между тем, в контексте новых вызовов, можно будет ввести новый слоган о том, что «Степень цивилизации стран определяется не количеством автомобилей или олигархов в списке Форбс, а уровнем совершенства генерирующих энергетических источников».

Не случайно по показателю количества выбросов СО2 на душу населения в 2013 г. мы занимали 7 место в мире, опережая Штаты, Австралию, Канаду, Норвегию и даже Китай! По объему выбросов диоксида карбона (19 тонн на человека), мы опередили такую индустриально развитию страну как Франция (5,3 тонн ) почти в 4 раза! (Источник: Global carbon Project 12/11/2014). Такой показатель не делает чести стране, которая собирается удивить весь мир своим EXPO 2017 на тему Зеленой энергии. Кстати, по данным Министерства энергетики за 2014 г. доля альтернативных источников составляет всего 0,6 % против 33 % в странах ОЭСР. Не исключается, что при сохранении такой структуры мы будем отнесены к категории слаборазвитых стран, трансформация энергии которой будет финансироваться из специального фонда. Вряд ли это будет честью для нашей страны, владеющей богатыми ресурсами.

(В этом аспекте парадоксом Казахстана выглядит отсутствие в стране независимого ведомства по экологии. Оно по умолчанию не может находиться в структуре энергетики, деятельность которой оно призвано контролировать. Предстоящие конференция в Париже и затем Астанинский Expo 2017 – праздник экологов и поражение представителей углеводородов. Не может же министр одновременно горевать и радоваться, а золотая середина в этом тандеме исключается. )

Вот такие тревожные раздумья появились накануне ежегодного Форума Казэнерджи. Ситуация в энергетическом секторе меняется быстрее, чем мы ожидали, и мир находится на пороге новой энергетической революции. Сейчас мы оказались на той критической черте, когда на будущее надо смотреть через призму не только реальных возможностей, но и жестких требований ухудшающейся экологии.

Только реальное переосмысление будущего страны на фоне происходящих изменений способны вывести страну на траекторию новой энергетической стратегии и новой модели экономического роста.


Париж, 27 сентября 2015 г.

Комментарий